IDD: «Когда сбываются мечты» #7

Вартиус осторожно пролез за кресло пилота.

Машина с двумя белыми единичками на борту – одноместный катер хорошо знакомого ему кадета Флауса. Вартиус облегченно вздохнул – успел буквально в последний момент, через несколько минут здесь, в доках, будут пилоты.

Можно, конечно, было попробовать упросить Флауса взять его с собой, но шансы на успех представлялись мизерными. Проще сказать – нулевыми.

План незаметно проскользнуть на борт одного из планетарных катеров возник внезапно, и Вартиус, потратив на обдумывание всего лишь несколько секунд, прямо из своей каюты со всех ног рванул сюда, в доковые станции.

Да и что там было думать? Просто и незамысловато, поэтому, как сказал сегодня его отец, – надежно. Он уже не раз тайком пробирался к докам и часами сидел в жестком кресле какого-нибудь из катеров, представляя, как несется на бешенной скорости над поверхностью планеты, умело уходя от вражеского заградительного огня. И как, с трудом дотянув на поврежденной машине до заданного места, уничтожает цель одним точным ударом.

Флаус, совсем еще молодой парень, частенько подтрунивал над ним: «Побольше бы таких мастеров, как ты, Вартиус. Имперцы бы точно сами сдавались, лишь завидев катер Бесстрашного!».

Вартиус всегда дулся в ответ, делая обиженное лицо, но в глубине души был доволен полученным прозвищем.

Да, Флаус – неплохой парень. Никогда не гонял его из доков, как другие, ссылаясь на приказы отца. И всегда разрешал вдоволь полазить внутри кабины.

Пару месяцев назад Вартиус обнаружил, что за креслом пилота можно уместиться целиком, если как следует поджать колени. Еще тогда он подумал, что с помощью этого замечательного факта можно сыграть неплохую шутку над Флаусом.

Или, может быть, все-таки поговорить? Попросить, объяснить? Вдруг получится?

Вартиус упрямо сжал губы, заслышал приближающиеся голоса.

А если не получится?

«Мастер должен уметь добиваться своей цели, сын, максимально эффективно используя для этого все подручные средства».

По крайней мере, если что – эта фраза послужит неплохим оправданием.

Вартиус сильнее подтянул ноги и тщетно попытался выбросить из головы недовольное лицо отца.

 

Пыль в основном осела, но воздух все еще оставался каким-то мутным, сероватым, делающим очертания отдаленных предметов зыбкими и расплывчатыми. Словно легкий сигаретный дым где-нибудь в баре, так же ловко маскирующий все изъяны и шероховатости грубой действительности.

Почему-то вспомнился «Разбитый крейсер», Тимми, наливающий в два стакана что-то забористое из приземистой бутылки и говорящий какие-то глупости. Энди неожиданно понял, что там все выглядело точно так же – мягко, приглушенно и немного нереально.

«Неужели неохота поиграть в кошки-мышки, как в старые добрые времена?»

Он криво усмехнулся.

Воспоминания из далекой прошлой жизни. Жизни, где Энди Торгаш – преуспевающий совладелец транспортной компании. Сколько прошло времени с того вечера – пять лет, десять?

Чуть больше месяца. Энди отрешенно закрыл глаза и привалился к скале.

Выступ, вертикально уходящий вверх, собственно и спас его, прикрыв каменным щитом. Интересно, сколько же он провалялся без сознания?

В голове до сих пор сильно шумело, но уже как-то привычно, обыденно. Энди отстраненно отметил, что слух почти пропал – звуки доносились как будто издалека, словно сквозь неплотно закрытую дверь.

Что-то неладное творилось и со зрением – предметы, на которых он пытался фокусировать взгляд, через некоторое время начинали двоиться, и иногда самым бессовестным образом пускались в пляс вокруг него. Тут же накатывал приступ тошноты и глаза поневоле приходилось закрывать.

Зато рана на лбу оказалась лишь небольшим рассечением и, уже засохнув, на ощупь особых опасений не вызывала. Энди снова криво улыбнулся – хоть что-то хорошее.

Впрочем, нельзя не признать, что ему сильно повезло. Орбитальный удар был нанесен где-то рядом, но, видимо, в основной своей массе все же на довольно большом расстоянии, и разбитый лоб вкупе с небольшой контузией – вполне приемлемая цена.

Энди поморщился, ухватившись за последнюю мысль – цена за что?

Голова опять закружилась.

Он уже совершил небольшую вылазку наверх, стараясь не двигаться слишком быстро и оставаться в тени нависающих уступов. Если его угораздило попасть в зону военных действий, то наверняка этот участок поверхности непрерывно сканируется с орбиты валлийцами и светиться лишний раз совсем ни к чему. Комбинезон, когда-то бывший оранжевым, превратился в нечто серое и пыльное, прекрасно скрывая Энди на фоне скал.

Этот подъем полностью вымотал его, а то, что Энди увидел сверху – добило окончательно.

Пирамиды, на которую он возлагал так много надежд, больше не существовало. Сквозь мутную пыль можно было разглядеть, что на месте величественного сооружения остался лишь невысокий курган из белого камня, и только с одной стороны возвышалась северная, не до конца обрушившаяся часть.

В голове промелькнула неожиданная мысль – жаль, что он так и не успел добраться туда. Могила бы вышла на славу.

Пути вниз Энди не запомнил.

 

– Одиннадцатый. Я на поверхности, прохожу пятую контрольную точку.

Голос у Флауса какой-то слишком серьезный, сосредоточенный, совсем не похожий на его обычный. Вартиус, не чуя затекших ног, прислушался к неразборчивому ответу с «Айрис» – кажется, все спокойно, никто его и не хватился.

Он нахмурился. Вроде все прошло просто замечательно, точно по намеченному плану, прямо как у настоящего мастера. Только вот почему-то немного боязно выбираться из своего укрытия к Флаусу. Мало ли, как он отреагирует?

Вартиус закусил губу.

Может, просто сказать, что он заигрался и уснул? Глупо, не поверит. При старте планетарного катера не проснется разве что мертвый, да и задремать в таком положении… сомнительно.

И вообще, на что он рассчитывал? У Флауса вон эти, как их, контрольные точки – все равно он не сможет подлететь к тому месту, куда ударили ракеты Вартиуса. Быть может, есть смысл просто просидеть здесь как можно тише до самого конца учений? Никто и не узнает?

Да, следовало признать, в его плане были мелкие недоработки.

Решено. Он вытерпит до конца, сколько там еще осталось, сидя здесь тише воды, ниже травы. Точно – это будет тест на выдержку и выносливость!

Вартиус попытался пошевелить пальцами ног, чтобы хоть как-то разогнать застоявшуюся кровь, но особого успеха не добился.

И тут же, прижав голову к коленям в напрасной попытке заглушить звук, громко и отчаянно чихнул.

 

Гул был какой-то назойливый, раздражающий. И еще немного тревожный.

Энди устало потряс головой.

Тщетно.

Наоборот, звук словно бы усилился и обрел самостоятельность, отделившись от уже привычного шума в ушах. Энди завертел головой, пытаясь определить направление. Где-то там – на севере, аккурат в противоположной стороне от разрушенной пирамиды.

Он с трудом встал, опершись правой рукой о камень, и старательно прислушался.

Планетарный катер. По звуку определить тяжело, но, похоже, что направляется сюда.

Энди вдруг понял, что ему ничуть не интересно, с кем и по какой причине схлестнулись на Ларге, прямо посреди имперской территории, сумасшедшие валлийцы.

Почему-то сейчас это было уже абсолютно не важно.

В голове неожиданно и совсем ни к месту всплыло воспоминание из детства – недовольное лицо отца, только что крепко наказавшего его за какую-то провинность.

«Ты упертый, Энди. Упертый, как торгаш-бархиец, не желающий уступить и полукреда. Через это в жизни и настрадаешься – помяни мое слово. Иногда сдаться и отступить гораздо выгоднее, чем тупо переть напролом прямо к цели».

Упертый. Сдаться и отступить.

«Я тебе рассказывал, за что меня Торгашом прозвали?»

«Тысячу раз».

«Ну и ладно, наливай тогда».

Энди сел на землю и нащупал рукой небольшой, но увесистый камень с заостренными краями.

Как раз то, что нужно.

Он аккуратно пристроил камень на коленях и принялся сосредоточенно счищать пыль со своего комбинезона, пытаясь вернуть ему первоначальный яркий цвет.

 

– Нет, все в норме, никаких проблем. Просто немного отвлекся. Понял.

Флаус резко выключил переговорное устройство и смачно, от души выругался. Причем выругался такими словами, каких Вартиус еще и не слышал.

Он виновато молчал сзади, украдкой разминая наконец-то выпрямленные ноги и лихорадочно обдумывая, как бы задобрить пилота. То, что тот не сдал его сразу, соврав своему командиру с «Айрис», вселяло определенную надежду.

– Флаус, я не…

– Сиди тихо.

– Но…

– Я кому сказал?

Вартиус снова испуганно примолк. Голос у Флауса злой, раздраженный. Пожалуй, вся эта затея с катером не так уж и хороша.

Пилот тяжело вздохнул, как человек, пришедший к какому-то сложному решению.

– Значит так, Вартиус. Слушай меня внимательно и запоминай. Слушаешь?

Вартиус кивнул, но, сообразив, что его не видно, выдавил невнятно:

– Слушаю.

– Я знать не желаю, зачем ты сюда пролез. Давай договоримся так – молчишь ты, молчу и я. Если мастер-капитан… если твой отец узнает – не поздоровится нам обоим. Слишком он любит… воспитывать за чужой счет. Мне совсем не улыбается торчать в патруле весь следующий год, а, судя по истории с Габиусом, с него станется устроить мне… сладкую жизнь.

Голос Флауса иногда застывал нехорошими паузами и от этих остановок у Вартиуса испуганно сжималось сердце. Он хорошо представлял, что за слова в это время пилот проговаривает про себя.

– Поэтому сиди там, где сидел. Только не высовывайся. А главное, не вздумай ничего ляпнуть, когда у меня будет включен коммуникатор. И постарайся там не чихать – я чуть катер не угробил от неожиданности. Понял?

– Да.

– Точно?

– Точно.

– Ладно. Авось и обойдется, только потом не вздумай никому растрепать. А то дойдет до твоего… – тут Флаус неожиданно умолк на полуслове, не закончив предложения, и через несколько долгих секунд снова, уже с какой-то тоской, выругался, – что ж за день сегодня у меня такой…

Он отвлекся, чтобы включить коммуникатор, попутно еще раз шикнув на Вартиуса, и начал сыпать резкими отрывистыми словами:

– Одиннадцатый. В ходе выполнения учебного задания на поверхности обнаружено тело человека. Статус не определен. Координаты…

Флаус замолчал ненадолго и продолжил:

– Понял. Нет, не шевелится. Похоже, мы кого-то накрыли с «Айрис». Не знаю. Судя по одежде – гражданский. Я съемку непрерывно веду, сейчас перекину на ваш канал. Ясно. Да, понял, сажусь.

Вартиус настороженно прислушивался, затаив дыхание и боясь пропустить хоть одно слово. Кого-то накрыли? Насколько он помнил рассказы отца – Ларга не населена. Кто же это тогда?

И неужели они сейчас совершат посадку? Может, получится уговорить Флауса взять его с собой, наружу?

Прошло несколько невыносимо долгих минут и, наконец, катер еле заметно содрогнулся.

Поверхность. Флаус снова заговорил, докладывая на «Айрис»:

– Совершил посадку. Ясно. Попробую.

Он выключил коммуникатор, отстегнулся и, обернувшись к Вартиусу, торопливо и зачем-то вполголоса зачастил:

– Слышал? Я наружу, надо глянуть, что там да как. Сиди тихо, можешь пока на мое кресло перелезть, хоть ноги распрямишь. Не понимаю, как ты там вообще уместился? Ладно, не переживай, коммуникатор я с собой заберу, – он сделал паузу и озабочено вгляделся в Вартиуса. – Все, жди меня и ничего не трогай. Нам надо будет постараться убраться отсюда до прибытия эвакуатора, если он понадобится, конечно. Понял?

Вартиус молча кивнул и Флаус добавил неожиданно потеплевшим голосом:

– Главное, не бойся. Я скоро вернусь.

 

Катер сел где-то справа, заставив Энди немного расслабиться.

Хорошо, хоть не стали стрелять сразу, на всякий случай. Любопытство – именно на него и рассчитывал Энди.

Любопытство и беспечность.

Он покрепче сжал камень, спрятанный под животом. С левой рукой пришлось изрядно повозиться, но из-за этого поза получилась еще более неестественной. Чего, собственно, ему и требовалось.

На ум некстати пришла фраза: «живые так не лежат». Энди сжал зубы – ну уж нет, он еще поборется.

– Эй? Живой?

Дурацкий вопрос. Заданный с дурацким валлийским акцентом.

Голос молодой – это хорошо. Молодости свойственна беспечность.

– Эй? Слышишь?

Нужно выждать. Заставить подойти его поближе.

– Эй!

Шаги совсем рядом. Тело – словно сжатая пружина, кажется, тронь и сорвется. Кровь стучит в уши набатом, заставляя и так полуоглохшего Энди изо всех сил прислушиваться к происходящему.

Тычок в бок. Явно ногой, значит – стоит рядом. Сядь, тьма тебя накрой. Сядь. Посмотри, что со мной.

Энди понял, что шевелит губами, и чуть было не сказал последнюю фразу вслух. Он одернул себя и еле слышно застонал.

Сядь. Посмотри.

Человек рядом присел на корточки.

– Эй?

Голос, в котором проскальзывают нотки тревоги, совсем рядом. Пора? Нет, еще секунду.

Чужая рука переворачивает его тело. Непокрытая, коротко стриженная голова. Настороженный взгляд.

– Жив?

Вот теперь – пора.

Энди оскалился и ударил. Ударил не сдерживаясь, как следует, еще даже до соприкосновения зажатого в руке камня с виском валлийца зная, что не промазал.

В голове эхом билось последнее услышанное слово.

«Жив?»

Конечно, жив.

А вот человек, лежащий перед ним и осмелившийся сомневаться в этом – мертв.

Он с каким-то животным криком налетел на завалившегося валлийца и, стоя на коленях рядом, нанес еще несколько ударов прямо по голове, превращая его лицо в страшную и несуразную маску.

Этот дурак даже не вытащил лазерника.

Тем лучше.

Правую руку неожиданно свело судорогой от перенапряжения и Энди выронил зажатый в ней камень, скользкий от пота и крови.

Внутри было как-то… пусто.

Он выпрямился и, глядя на стоящий неподалеку катер, неожиданно для самого себя расхохотался. Понимая, что это сильно смахивает на истерику, но не в силах остановиться.

Одноместный патрульный катер. Вода, аптечка первой помощи. Коммуникатор.

Все, о чем только можно было мечтать.

Он запрокинул голову, уставившись в небо и чувствуя, как напряжение последних сумасшедших суток покидает его.

Пожалуй, он все-таки выберется.

 

Ужасный человек с залитым кровью лицом беззвучно смеется, стоя над лежащим Флаусом и кривя губы в издевательской ухмылке. Камера послушно транслирует на экран его горящие глаза, что, кажется, вперились прямо в Вартиуса, намертво пригвоздив того к креслу.

Рваная, грязная одежда, висящая на теле несуразным мешком. Жуткая, непомерно распухшая рука, словно огромная нечеловеческая клешня.

Вартиус понял, что в кабине отчетливо слышно только его частое дыхание и от этого стало еще страшнее.

Человек на экране пошатнулся и, слегка споткнувшись о лежащее тело, медленно, припадая на одну ногу, направился к катеру.

Вартиус сжался в кресле.

Паника родилась в районе груди, холодным облаком растекаясь по всему телу, и он впал в какой-то ступор, отрешенно смотря на неспешно бредущую фигурку.

Неспешно, но неотвратимо. Словно в одном из кошмаров, когда знаешь, что надо сорваться, бежать, но вместо этого просто стоишь на месте, скованный безотчетным страхом.

«Главное, не бойся».

Вартиус всхлипнул, и этот звук словно освободил его. Глаза неожиданно заволокло каким-то туманом, предметы вокруг потеряли четкость и стали призрачными, нереальными.

Как во сне.

Грязное, оранжевое пятно на экране. Просто пятно, ничего страшного.

«Бывает, что стрелку необходимо выбрать цель в ручном режиме. Гляди, вот оранжевая, специально выделяющаяся кнопка, такая есть практически на каждом военном терминале любого валлийского корабля».

Голос отца звучит где-то рядом, словно за спиной.

Оранжевая кнопка. Точь-в-точь как пятно на экране.

«Ну же, Вартиус, смелее. Нажимай».

Он медленно потянулся к терминалу и дотронулся до кнопки.

«Теперь тебе нужно лишь выбрать цель и подтвердить запуск».

Медленно приближающееся пятно. Почему-то заставить себя прикоснуться к нему оказалось гораздо сложнее.

«Ты молодец, Вартиус. Я еще сделаю из тебя настоящего Алого».

Пятно обзавелось мигающим контуром, словно кто-то обвел его по краям стилусом.

«Нормально. А теперь жми сюда».

Мигающая красная полоска. Туман в глазах мешает прочесть слово, но Вартиус и так прекрасно помнит, что там написано.

Подтвердить.

«Как только ты подтвердишь пуск, ракеты уйдут к планете. Ну, смелее!»

Голос отца, до этого мягкий и спокойный, хлестнул последним словом, как бичом, и Вартиус резко, чуть ли не со всей силы ткнул в мигающую полоску.

Мешающая видеть пелена мгновенно пропала куда-то, все вокруг стало удивительно четким, выразительным и Вартиус застыл, заворожено глядя на экран.

Фигура страшного человека остановилась, нелепо взмахнула руками и тут же, отчетливо высвеченная вспышкой пульсового лазера, лишилась своей верхней части, начиная от заляпанной кровью груди и заканчивая ухмыляющейся головой. То, что осталось, неуклюже отлетело назад, прямо на лежащего Флауса, где и застыло неподвижной красно-оранжевой куклой.

Вартиус сморгнул заливающий глаза пот.

Все.

Теперь надо просто подождать еще немного, пока отец не пришлет помощь. Несколько минут, не больше.

Максимум полчаса.

Вартиуса начала колотить крупная дрожь.

Хорошо, что Флаус переключил камеру на «Айрис» и ему нет никакой нужды вылезать на поверхность за коммуникатором.

В голове промелькнула мысль, что еще совсем недавно он многое бы отдал за такую возможность. А сейчас…

Сейчас нужно просто дождаться помощи.

«Обязательно запомни сегодняшний день. Обещаешь?»

Вартиус вцепился руками в кресло, стараясь унять бьющую его дрожь, и зачем-то вслух прошептал:

– Обещаю.

 

« Назад :: Вперед »

Архив

Комментарии

Еще нет ни одного комментария. Будь первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены, чтобы оставить комментарий.