IDD: «Главный ресурс Империи» #25

– Уничтожены два последних транспорта прикрытия, сэр!

Гахен постарался, чтобы на его лице ничего не отобразилось, хотя внутри он был вне себя от злости. Потери, которые несла отходящая имперская армия, давно превысили все мыслимые пределы.

Отходящая. Или, вернее сказать, бегущая. Драпающая.

Энерги, словно прознав о полученном приказе, резко усилили нажим. И только в первые сутки флай-командор потерял примерно десятую часть всего своего флота, пойманного во время подготовки к отступлению.

Гахену даже пришлось бросить начатую было погрузку техники из гарнизонов военных баз на территории боевых действий и спешно уводить основные силы. С трудом накопленное преимущество в один момент обернулось обузой.

Базы были забиты техникой вторжения, которая сейчас в срочном порядке перепрофилировалась в защитные порядки. Впрочем, это уже мало помогало, без поддержки флота поверхность планет с размещенными там военными базами была сильно уязвима. И замолкающие один за другим коммуникаторы командующих этих баз очень наглядно подтверждали данный факт.

Чужие в очередной раз неожиданно сменили тактику. Вместо огромных дредноутов, которые наводили смятение на имперцев, энерги бросили вдогонку за отходящими флотами тучи мелких и проворных катеров, быстро сведя на нет преимущество в скорости.

Юркие корабли легко догоняли имперские линкоры и шли в самоубийственную атаку, не считаясь с потерями. Словно рой назойливых мух, они облепляли головные корабли, и защитные системы последних просто не успевали с достаточной скоростью реагировать на эти полчища. Примерно десятая часть стабильно прорывалась сквозь заградительный огонь и более того, расстреляв в упор бронированный бок линкора, тут же таранила собой первую попавшуюся цель.

Запас прочности имперских кораблей медленно, но верно таял. Не представлялось возможности провести даже поверхностный ремонт, не говоря уже о полноценном обслуживании.

Гахен сжал зубы. Закрепиться, собрать растянутые цепочки флотов и снести всю эту мелочь разом. Но нет же, буквально каждый час из овер-канцелярии идут подгоняющие приказы с требованием выжать из двигателей все возможное. Овер-канцлера бы сюда, будь он неладен. Да чтобы на своей зажравшейся столичной шкуре ощутил всю прелесть смертельной гонки.

Два последних транспорта потеряно. А это значит, что теперь у имперцев практически голый хвост. Вместительные транспорты засевали пространство за отходящими флотами стационарными бакенами-минами, которые хоть как-то прореживали рои преследователей, и потеря каждого такого носителя означала резкое увеличение численности катеров противника.

Хотя, если уж начистоту, то за время отхода Гахен использовал почти весь запас таких вот мин. А с возникшими после выявленного заговора перебоями в поставках вооружения рассчитывать приходилось только на имеющиеся силы.

Да еще эти особисты, тьма на их голову. Им, конечно, виднее, но насколько представлял себе картину сам Гахен, среди его людей не было и намека на мятеж.

Флай-командор грустно усмехнулся. По крайней мере, пока не было.

Долгие «доверительные» беседы особистов с его вымотанными офицерами, которые только что вышли из боя, никак не способствовали нормализации атмосферы. И сам Гахен уже не раз ловил себя на мысли послать куда подальше овер-канцелярию вместе с Амрой и его бесконечными запросами. А ведь это только третьи сутки утомительного бегства, и непонятно, что вообще их ждет на границе Империи.

Скоро они должны добраться до первых стационарных баз. Не тех однодневок, что использовались как промежуточные станции для ремонта и обслуживания на скорую руку, а до тщательно укрепленных форпостов. И уж там-то Гахен был твердо намерен задержаться для передышки, под прикрытием огромных орбитальных крепостей. Иначе он просто притащит в середину Империи чужих на хвосте.

Гахен представил себе овер-канцлера, смотрящего из окна своей цитадели на спускающиеся катера энергов и снова усмехнулся. Дорого бы он дал, чтобы увидеть его лицо в такой момент.

На экране снова появился адъютант:

– Замыкающая мобильная станция слежения фиксирует приближение флота, сэр!

Гахен открыл полученный анализ данных и чуть было не застонал. Ну правильно, это тот самый флот, что снес прикрытие.

Пространственные возмущения позволяли примерно оценить суммарную массу флота чужих и на основании этих выкладок аналитический отдел предоставлял расчетное количество кораблей противника.

Две тысячи восемьсот тридцать девять.

Складывалось впечатление, что энерги решили финальным ударом добить потрепанные линейные корабли имперцев. И если весь флот чужих состоит из тех катеров, что доставали их во время отступления, то этого количества за глаза хватит. Да еще и останется на его собственный крейсер.

«Неуязвимый». Незамысловатое, но в то же время очень удачное название. За время отступления только тяжелый крейсер флай-командора не получил практически никаких повреждений, полностью оправдывая свое имя. Над его созданием потрудились лучшие имперские инженеры, и все попытки чужих пробить его защиту не увенчались успехом.

Хотя, если весь флот энергов одновременно набросится на его флагман, то, пожалуй, и «Неуязвимый» протянет недолго.

Гахен задумался на минуту и резко дернул к себе клавиатуру.

– Сколько времени до прибытия чужих?

– Пятьдесят семь минут, сэр. Передавать приказ о перегруппировке в защитное построение?

– Нет. Срочная эвакуация всего личного состава с «Неуязвимого». Оставить только необходимый минимум обслуживающего персонала.

– Эвакуация, сэр?

– Что непонятно?

– Куда, сэр?

– Кто к нам ближе всего? «Гордый»? Перебираемся туда.

– Есть, сэр.

– И командующих линкорами ко мне на связь. Быстро.

Удивленное лицо исполнительного адъютанта исчезло.

Уже пятьдесят шесть минут. Времени мало, но можно успеть.

Один за другим вспыхивали окошки связи, дробя экран терминала на многочисленные квадраты. Доклады выходящих на связь офицеров следовали один за другим.

– Всем срочный выход из текущей зоны. «Гордый» остается здесь, подбирает нас с «Неуязвимого» и мы пытаемся вас нагнать по обходной траектории, заодно путая следы. В лучшем случае встретимся на первом стационаре, – Гахен задумался, вспоминая название ближайшей укрепленной базы, – на стационаре «Зубец». В худшем – не встретимся. «Неуязвимый» бросаем в качестве приманки, это поможет нам выиграть время, иначе же нас попросту снесут. С анализом все ознакомлены? Командующий основной группы на время моего отсутствия – Корнер.

Седой человек кивнул в знак согласия.

– С «Неуязвимым» останутся двенадцать сторожевиков. Пока чужие будут взламывать крейсер, их задача – как следует прочесать ряды катеров. И постарайтесь, чтобы командиры сторожевиков были отобраны на добровольной основе. Если им удастся выжить после уничтожения «Неуязвимого» – пускай также путают следы и уходят россыпью. Это все. Выполняйте. Торн – согласуйте эвакуационные мероприятия.

Командующий легким крейсером «Гордый» подтвердил приказ и окна связи одно за другим погасли.

Овер-канцелярия не на шутку развопится, узнав о потере «Неуязвимого». Ну да и тьма с ней, если все сработает по плану, то выговор от овер-канцлера еще не самое худшее, что может случиться. Ведь чтобы этот выговор получить, нужно как минимум выжить, а энерги наверняка возьмут след «Гордого».

На счет судьбы сторожевиков Гахен особых иллюзий не испытывал. Их цель – продержаться до уничтожения флагмана и как можно дороже продать свои жизни. Надо бы было отдать приказ о переводе туда прикрепленных особистов, аргументировав необходимостью поддерживать высокий моральный дух.

Гахен горько улыбнулся. На самом деле, многие из овер-офицеров – довольно хорошие и толковые люди, просто работа у них такая… такая… Он так и не смог подобрать определения.

– Начата эвакуация, сэр! Первые шаттлы отправлены на «Гордый». До прибытия флота сорок четыре минуты.

Неплохо. Флай-командор вызвал карту связи с уходящим флотов. Пожалуй, им даже удастся оторваться. Да и у «Гордого» есть все шансы уйти незамеченным. Что ж, время собираться. Еще нужно обязательно подыскать толкового офицера и передать ему «Неуязвимый».

Самая отвратительная часть. Ставить боевую задачу человеку, точно зная, что посылаешь того на верную гибель. Гахен всегда старался найти добровольца, хотя это и не уменьшало груза, который словно добавлялся каждый раз после такой необходимости.

– Сэр! Энерги, сэр! – лицо адъютанта на экране прервало его мысль.

– Откуда?

– Скрытая группа, сэр! Зафиксирован выход в видимое состояние!

– Сколько?

– Двое. Анализ на вашем терминале, сэр!

Гахен лихорадочно развернул доклад. Два корабля, оценочно – штурмовики. Хотя с этими чужими никогда точно нельзя быть уверенным. Наверняка именно эта группа и исправно отслеживала их перемещения. Тем лучше, тогда эти единицы должны быть не сильно защищены, иначе они не смогли бы поддерживать скорость имперского отступления.

«Какого отступления? Бегство оно и есть бегство», – снова мелькнула надоевшая уже за последнее время мысль

Возникло окно связи с Торном:

– Сбит стыкующийся шаттл. Чужие концентрируют огонь на эвакуационных модулях. Перемещение личного состава в таких условиях нецелесообразно, – хорошо знакомый еще по летному училищу флай-полковник Теренс Торн покачал головой, – они отрезают вас, Ласло.

– Подавление?

– Они довольно шустрые. Задавим, конечно, но минут за двадцать. На перемещение людей времени не останется. И никакой гарантии, что рядом нет еще парочки таких же невидимок.

– И чужие опять отследили нашу основную группу, – Гахен раздраженно провел рукой по лбу. Курить хотелось просто ужасно, но сигареты закончились еще вчера и даже посланный за ними адъютант с приказом найти хотя бы пачку среди личного состава вернулся ни с чем.

– Похоже на то.

– Тогда выходи из боя и двигай на «Зубец». Мы разберемся со штурмовиками и встретим тут эту шакалью стаю.

Торн помолчал секунду.

– Ласло.

– Да?

– «Гордый» все равно уже засвечен. Направление отхода энергам известно. А вместе с «Неуязвимым» мы продержимся дольше.

– Неподчинение?

– Мятеж, – Торн невесело улыбнулся, – можешь доложить своему особисту.

– У тебя сигареты есть?

– Есть.

– Здорово. Тогда будь по-твоему, Теренс. Сейчас закончим с этими выскочками и перешлешь мне пачку. Все равно шаттлы обратно гнать.

– Идет. Может, две?

– Не нужно. Медики злоупотреблять не советуют, говорят, не доживу до пятидесяти.

Торн снова улыбнулся и отключился.

– Наш сторожевики поймали и добили один из штурмовиков, сэр, – доклад адъютанта был настолько торжественен, что Гахен с трудом подавил желание усмехнуться. Его лейтенант был толковым малым и прекрасно понимал, что неожиданное появление штурмовиков лишило их шанса на отход.

– Проинформируйте остальных – «Гордый» остается с нами.

– Есть, сэр.

– Мое сообщение командующему Корнеру отослано?

– Да, сэр.

– Надеюсь, хоть они оторвутся. Впрочем, как раз тут кое-что от нас еще зависит.

– Да, сэр.

Гахен вздохнул и кинул быстрый взгляд на таймер, отсчитывающий минуты до контакта с основным флотом чужих.

Тридцать две. Наконец-то куча времени. Вполне достаточно, чтобы сторожевики не спеша сбили второй штурмовик, а ему – чтобы составить доклад овер-канцлеру, дождаться прибытия шаттла и выкурить посланную Торном сигарету.

Не только достаточно, а еще и останется минуты где-то три-четыре.

Целая вечность.

 

« Назад :: Вперед »

Архив

Комментарии

Еще нет ни одного комментария. Будь первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены, чтобы оставить комментарий.