IDD: «Главный ресурс Империи» #23

– Наши детекторы фиксируют приближение… сэр? – бодро начавший доклад ассистент запнулся. За вышедшим ресерч-полковником из пристыкованного шаттла показалась высокая фигура карателя.

– Продолжайте, – голос у научника был тихий и какой-то потерянный. Райсман ухмыльнулся про себя – быстрая ликвидация остатков охранной группы надолго лишила полковника воли к сопротивлению и он безропотно выполнял все указания карателя. С тем шустрым воякой, правда, не все вышло гладко. Он заподозрил неладное и решился на штурм с остатками своей пехоты, в ходе которого чуть было не пришиб заложника. Отто пришлось задействовать все свои новоприобретенные возможности, чтобы одновременно убрать ресерч-полковника с линии атаки и подавить пять огневых единиц.

Чувствовал он себя отлично. Бронекостюм идеально повиновался малейшему движению, словно являлся продолжением его тела. Впрочем, насколько представлял себе Отто, так и было. И, что самое главное, рука. Правая рука функционировала так, как будто бы была на месте, лишь попытка задействовать указательный палец напоминала об утрате. Райсман вспомнил свой кабинет и отлетевший от удара резака к стене обрубок, когда он инстинктивно попытался прикрыться от удара.

Некоторое неудобство доставляла потеря осязания. Отто и не подозревал, сколько процентов восприятия на самом деле отводиться на это, казалось бы, невостребованное чувство. Поверхность тела поначалу воспринималась как упрятанная куда-то под броню, но буквально через час, еще там, в камере после вживления, ощущение цельной оболочки странным образом расширилось до границ костюма. Сейчас, прикасаясь к броне, он как бы прикасался непосредственно к коже, за исключением полного отсутствия тактильного контакта.

Со зрением тоже творилось нечто потрясающее. С открытым шлемом картинка слоилась, и Отто с удивлением обнаружил, что может спокойно «видеть» с полностью закрытыми глазами, но «видеть» схематично, как бы осознавая макет окружающего его мира. Причем направление в этом случае не имело никакого значения, просто его голова становилась началом отсчета объемной координатной сетки. Поначалу его накрыло чувство полной дезориентации, но и тут человеческий мозг практически мгновенно адаптировался к новому восприятию. Движение и живые тела фиксировалась независимо от того, где они находились, и Отто сам еще не до конца осознал, на каком расстоянии от него картинка тускнеет и размазывается. Казалось, что он помещен в некий гигантский шар, центром которого является его тело и любая мелочь в пределах этого шара полностью известна и осознана.

– Приближение большого объекта, сэр. По тоннажу похоже на военный транспортник, – ассистент все еще не мог отвести взгляд от застывшей за спиной ресерч-полковника фигуры.

– Понятно. Готовьтесь к встрече научного шаттла второй группы. У них там поврежденная модель, ее срочно в ремонтный блок.

– А первая станция, сэр?

– Первая подверглась, – тут ресерч-полковник споткнулся и потом медленно продолжил, словно повторяя заученную фразу, – неожиданному нападению мятежников. Боевая группа уничтожена. Шаттл с командой потерян. Я успел произвести эвакуацию модели, и заодно задействовать ее в небольшом эксперименте на контролируемость.

– Есть, сэр.

– Ах да, – тут ресерч-полковник бросил настороженный взгляд на Отто, – там у нас гражданский, его в лазарет. Он мне еще понадобится.

«Отходит научник. Что ж, к лучшему. А то на куклу был похож», – Отто упивался новыми ощущениями. Нет, совсем не зря он когда-то давно тщательно изучил все, что было доступно овер-канцелярии о зачистке. Правда, тогда овер-майор и представить себе не мог, что настанет такой момент, когда он сам будет переделан в карателя. И ему понадобятся знания о том, где в бронекостюме находятся управляющие цепи отключения боевой единицы.

Научник обернулся к Отто и сказал заранее подготовленную команду:

– Следовать за мной.

Отто улыбнулся, благо шлем оставался закрыт. «Эксперимент на контролируемость». Посмотреть бы сейчас на лицо ассистента ресерч-полковника. Балаган, конечно, но ничего умнее в голову не пришло за время полета. Да и у простого плана всегда больше шансов, кому вообще в голову придет подозревать карателя в захвате заложника?

Посмотреть на лицо? А почему нет? Нужно лишь получить нужный уровень детализации изображения. Работа с бронекостюмом все больше напоминала Отто работу с каким-то сложным компьютером, интерфейс которого был встроен прямо в его мозг. Или его мозг и являлся этим самым компьютером? Отто чуть было не потряс головой, вовремя остановившись.

У него еще будет время во всем разобраться. Империя списала его во второй раз, ну так что ж, он понятливый. Третьего не потребуется.

Просто ему нужен небольшой выигрыш по времени. И мобильная научная лаборатория – как раз то, что нужно. Насколько знал Отто, такие лаборатории были практически неподконтрольны овер-канцелярии и их старший научник являл собой здесь нечто вроде верховной власти.

А ресерч-полковник пока что под его контролем.

Отто еще раз улыбнулся и аккуратно направился вслед за своим заложником, стараясь ничего не задеть. Да, коридоры, как там его, «Атлантиса», явно не были рассчитаны на прогуливающихся карателей.

Чтобы войти в каюту научника, Отто пришлось пригнуть голову.

 

Обстановка родного кабинета благотворно подействовала на Вольского. Последний час он провел в каком-то ступоре, послушно выполняя все, что ему приказывал каратель, и только сейчас до него наконец-то стало доходить, что вообще происходит.

Это был прорыв. Нет, это был не просто прорыв, это была новая страница в истории создания зачистки, непознанная и от этого еще более притягательная. И эта страница была развернута и лежала перед ним, готовая к прочтению. Точнее, стояла, опять открыв шлем и внимательно глядя на ресерч-полковника.

– Отошел?

Вольский кивнул головой. Странный голос, хотя странность это легко объяснима. Ненужный механизм слюноотделения отключен, и скрежещущие звуки с трудом рождаются в пересохшем горле.

– Вот и славно.

Карателю, судя по всему, речь не причиняет особых неудобств. Забавно, что разговорная функция сохранена. Дышать ему не нужно, легкие искусственно вентилируются. Как вообще рождается звук? Еще один побочный момент, требующий изучения.

– Присаживайся, поболтаем.

Вольский медленно опустился на диван. Сам каратель не глядя отступил к его столу, и присел на край, отчего пластик угрожающе заскрипел.

– Для друзей я Отто, – снова эта улыбка, такая одновременно неуютная и неуместная на лице карателя, – мы же друзья теперь, верно?

– Ресерч-полковник Вольский, – голос опять подвел и в горле запершило. Еле справившись с кашлем, Вольским зачем-то добавил сдавленно, – Алексей.

– Алексей Вольский… Что-то очень знакомое. Ах, да, как же… Ведущий научник по зачистке, – каратель словно припомнил нечто хорошее и от этого у него улучшилось настроение.

Вольский не нашелся, что ответить на это и поэтому лишь кивнул.

– Давай так, полковник. Я же вижу, что у тебя аж язык свербит, поэтому спрашивай первый, а потом я тебя вопросами потерзаю. Да расслабься, зла на тебя не держу, мы ж люди военные, подневольные. Тем более работу ты сделал качественно, вот только с кистью маленько схалтурил, – каратель поднял правую руку с четырьмя пальцами.

– Это не я. Это новый прототип, – почему-то это прозвучало как жалкое оправдание. Каратель одобрительно махнул кистью, словно приглашая продолжить.

– Вы же…

– Нет, полковник, давай-ка на ты. По дружески, так сказать, нам же церемонии ни к чему, – нечеловеческий голос, лишенный интонаций, странным образом лучился показной доброжелательностью.

Вольский помолчал, сбившись с мысли, и неуверенно продолжил:

– Ты же должен быть отключен? То есть, я имею в виду, наша станция должна была послать сигнал на ваш… твою деактивацию?

Каратель левой рукой залез себе за пазуху и вытащил оборванную прозрачную трубку.

– Я примерно знаком с устройством бронекостюма зачистки. Этот, правда, довольно сильно отличается от тех спецификаций, что я видел раньше. Хотя это было давно, но общие принципы остались неизменны.

– Знаком… откуда?

– Вопрос не по существу. Я много чем интересовался в… человеческом виде. Дальше.

– Ты не чувствуешь…эээ… злости? Агрессии?

– Чувствую. Меня злят дурацкие вопросы.

– Нет, я про другое. Тебе введен препарат…

– «Злобник»? Нет, если честно, то я думал, что теперь все построено на внушении. Зачем тогда зомбирование перед зачисткой?

– Механизм контроля. И кстати, почему не подействовало гипновнушение?

– Я работал одно время в столичной овер-канцелярии. Мы не поддаемся зомбированию. Спецкурс.

– Может, тогда и химия?

– Нет, против наркотиков и другой биохимии там используется «Блокада».

– Блокада?

– Не слышал? Какой-то ваш отдел занимается. Специальное средство, нейтрализует химически-подавляющие препараты. Кстати, опьянение хорошо снимает, правда, похмелье потом – врагу не пожелаешь.

Вольскому вдруг послышались отзвуки грусти в голосе карателя.

– Ты принимал его?

– Да.

– Принцип действия?

– Без понятия, я не научник.

– Когда принимал в последний раз?

– Сутки перед… захватом.

Вольский лихорадочно думал. Это могло многое объяснить, странно, что он не слышал о таких разработках. Впрочем, в Империи ресерч-канцелярия занималась такими вещами, само существование которых представить себе было довольно сложно.

– Дальше, – подстегнул его каратель.

– Что было на поверхности?

– Я уничтожил ваше следящее устройство. Пошел за капитаном.

– Капитаном?

– Другой каратель. Который был со мной в медицинском блоке.

– Зачем?

– Он был мне нужен, чтобы выманить тебя на поверхность. Заложник, захват лаборатории. Простейший план. По пути пришлось ликвидировать нескольких гражданских.

– Зачем?

Каратель недовольно махнул головой.

– Первые начали. Дальше.

– Зачем ты пытался уничтожить второго карателя?

– Я не хотел его уничтожать. Я его просто обездвижил. Тогда я подумал, что его можно привести в норму, как и меня.

– В норму?

– Я был уверен, на мне испытывается какой-то новый принцип зачистки. Не знал тогда, что я для тебя неожиданность. Если начистоту, то капитан мне показался неплохой страховкой.

– От чего?

– Я знаю, что бронекостюмы требуют периодического технического обслуживания с полной деактивацией. Хотелось бы, чтобы кто-то заинтересованный приглядел за всем на время моего… отсутствия. Но раз я уникален, то у меня очень мало времени. Видишь, я с тобой вполне откровенен.

Вольский задумался. Надо связаться с ресерч-канцелярией, запросить данные по этой самой «блокаде». Странный, конечно, принцип, комбинировать возбудитель с подавлением. Но какие горизонты…

– Все? Тогда моя очередь, – голос карателя опять сбил его с мысли.

Вольский кивнул головой. Нужно заставить карателя довериться, и поэтому только полная откровенность. Такой экземпляр, добровольно сотрудничающий с научниками… Это будет просто находка.

Увлекшийся ресерч-полковник уже успешно забыл, что приведен в кабинет в качестве заложника.

 

Планы шли прахом. При упоминании о необходимом отключении научник заметно оживился, и не нужно было особо гадать о причинах такого поведения. Отто сильно рассчитывал на капитана, и поэтому удивление полковника еще при пленении стало для него неожиданностью. Из ситуации нужно было выжимать максимум, и чем скорее, тем лучше.

– Зачем вы зачищали Ровентию?

Научник недоуменно посмотрел на него, как бы с трудом отходя от своих мыслей. Потом смысл вопроса дошел и он пожал плечами:

– Полученное направление. Зачистка мятежной планеты, ничего необычного.

– Мятежной?

– Я думаю, тебе лучше знать.

– Кто отдал приказ о зачистке?

– Не помню, – научник сосредоточенно наморщил лоб, – можно посмотреть по архиву. Зачем тебе это?

– Неважно. Смотри.

Полковник осторожно обошел стол с другой стороны и включил терминал. Отто прикрыл глаза и попытался не глядя прочесть текст на экране. С трудом, но получилось.

– Аеро Накаяма, – задумчиво протянул он, – сам ресерч-канцлер.

Райсман повернулся к научнику, который испуганно смотрел на него.

– Точки на экране имеют разную интенсивность свечения, – любезно разъяснил очевидный факт Отто, – значит, Накаяма. А зачем было прятать следы зачистки?

– Почему прятать?

– Ну насколько я знаю, на базе не осталось следов зачистки.

– Вот ты про что. Всего лишь отработка программы доставки материала.

– Доставки?

– Ну да. Вообще-то некоторых мятежников ликвидировали на базе. Некоторых захватили, как тебя. Остальных собрали и отконвоировали до ближайшего города.

– Зачем?

– Ну я же говорю, простая отработка экспериментального поведения. Контроль агрессии со стороны зачистки. Правда, хватило ненадолго, в городке они сорвались. Но и это уже неплохо!

Отто неприязненно смотрел на оживившегося научника. Глаза у того горели, как будто бы он рассказывал что-то очень интересное и захватывающее.

– Откуда системы невидимости у карателей? Мы уже умеем ее воспроизводить?

– А разве нет?

– У меня есть такая?

– Нет. Этот прототип ориентирован на другое. Максимальная эффективность и скорость зачистки.

Похоже, научник не врал. Тогда, получается, зачистка планеты была запланирована еще до прибытия энергов? Зачем? И куда делся запрос от командующего их базой, который просил поддержки?

– Во время зачистки на Ровентию прибывали имперские войска?

– Нет. Да и зачем? «Атлантис» вполне справился, видимо, ваш мятеж не посчитали достаточной угрозой.

– Не было никакого мятежа.

– Что?

– Не было мятежа. Я представлял на Ровентии особый отдел и прекрасно знал, что там происходит. Никаких причин для зачистки не было. Единственным необычным явлением там был корабль энергов, сбитый незадолго до вашего прибытия.

– Энерги? Там?

– Да. Непонятно почему, но запрос о помощи не дошел. Да и зачистка была отправлена задолго до этого. У тебя есть связь с ресерч-канцлером?

– Конечно.

Отто лихорадочно обдумывал полученные сведения. Ясности не добавилось, и для полноценного анализа не хватало данных.

Ожил коммуникатор.

– Сэр?

Отто кивнул головой и научник ответил.

– Слушаю.

– Военный транспорт, сэр. Требуют стыковку.

– Что им надо?

– Овер-канцелярия, сэр. Цель прибытия – инспекция благонадежности.

Ресерч-полковник опять посмотрел на Отто.

Инспекция благонадежности. Такая с виду невинная формулировка обычно использовалась только в крайних случаях. Захват. Арест. Ликвидация.

Что им нужно на «Атлантисе»? Внезапно идея укрыться на лаборатории не показалась Отто такой уж удачной. Он кивнул ждущему научнику и тот распорядился:

– Готовьте стыковку. Не отказывать же овер-канцелярии.

 

« Назад :: Вперед »

Архив

Комментарии

Еще нет ни одного комментария. Будь первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены, чтобы оставить комментарий.