White Raven: Часть восьмая, в которой летевшие навстречу друг-другу крейсеры так и не столкнулись. Видимо не судьба…

НАЧАЛО. Часть 8

Диктатор смотрел на экран выдающий важные сообщения. Был еще экран выдающий не очень важные сообщения. Фильтр отсеивающий весь флуд был поставлен по его приказу на все юниты, которыми мог хоть когда-нибудь воспользоваться он самолично. Своего рода “конкретика” века высоких технологий.

Действительно, пару раз послав всю Сеть по известному маршруту при просмотре всех этих «Ваш флот покинул систему …»и «На вашу планету прибыл флот …», но убедившись, что Сеть не двинулась с места, Диктатор решил затребовать конкретику от машины. И получил ее.

Все бы хорошо, но управление современным тяжелым юнитом требовало много рутинной информации, которую Знорт не жаловал. Но против машины не попрешь, хочешь управлять в одиночку – будь добр отслеживать каждое сообщение.

Благо путь был близким. Он решил, что сначала посетит Музей, а потом по обстановке. Он никогда не действовал так неосмотрительно, но также никогда не показывал своих колебаний. Поэтому не мог просто вернуться на базу. Надо было сделать что-то конкретное, желательно однозначно оправдывающее его странный поступок.

Так что повреждение его экспоната в Музее подвернулось очень кстати. Сообщение случайно попалось ему на глаза несколько часов назад. Какой-то старый хлам имеющий название N25Zn366, и висящий на орбите планеты 500:500 в память о каком-нибудь героическом поступке был поврежден. Бегло просмотрев лог Диктатор прикинул, что повреждения нанесены легким юнитом. «Кретин какой-то… Небось холуй, перед лордами своими выслуживается, зарабатывает свой контейнер органики». Знорт презрительно слюнул.

– Короче так, – продолжил Диктатор вслух, – или этот кретин смоется, или заставлю его землю жрать… Жаль только автоуравление боем включить нелья.

Знорт с сожалением посмотрел на кнопку недавно встроенную на боевой пульт. Нажатие кнопки автоматировало управлением огнем, да так, что диспечеру на ничего не оставалось делать. Лишь следить, чтобы вовремя выключить. На учениях эта штука сработала потрясающе, но в боевых условиях пока не использовалась.

Диктатор на глазок прикинул, что ему надо чтобы уничожить катер. Решил ограничится лазерной турелью.

Сигнал автопилота сообщил о выходе из прыжка и подлете к цели. Знорт оглядел все приборы и чертыхнулся. На детекторе отчетливо проявились контуры очень крупного юнита, который не мог быть экспонатом Музея.

Подлетая на бешенной скорости к неопределенному кораблю Знорт прикидывал свои шансы, держа на всякий случай руку на кнопке автоматизации боя… Диктатор собирался продать свою жизнь очень дорого, «… и плевать на музей, снесу все к чертовой матери». Мысль заработала четко. Понимая, что с управлением всего арсенала ему одному не справиться, он решил автоматизировать лишь управление лазеров, а ракеты оставить себе. Мысленно перебрав все необходимые переключатели он было потянулся к первому, но рука застыла в воздухе.

На детекторе появился второй крейсер. Но если о принадлежности первого Знорт мог лишь догадываться, то второй ему был знаком. Все сходилось. «Слетелись, вороны, значит… Ждали, небось. Что ж, сам виноват…»

Рука спокойно легла на пульт. Взгляд скользнул по рубке, ища на чем бы остановиться. Все нутро Диктатора сжималось от обиды: «Провели! Обвели вокруг пальца…Двое на одного…» Он снова посмотрел на сообщения детектора. Рефлекторно подсчитав урон, Знорт понял, что сможет продержаться. «Если второй не быстроходен, то Ворон меня не догонит». Настроение стабилизировалось на отметке «очень плохо».

Загорелся огонек входящего голосового сигнала. Знорт бросил в эфир:

– Чего тебе? Бей, не томи!

– Знорт, это Гриб, спустись на поверхность, пожалуйста.

– А не жирновато ли будет, гриболикий? Ты что опять в политику влез?

– Нет. Я на пенсии, ты же знаешь.

– Но Ворон не на пенсии, и его крейсер тут на орбите качается. Пока что. Но если б я не поставил всех на нейтралов, валялся бы он на поверхности. Уже.

– Знорт, не валяй дурака. Я разнесу тебя в щепки прежде чем ты успеешь понять, кто это сделал.

Голос был позабытый, но знакомый. Привязка голоса к имени произошла где-то в подсознании. Так обычно бывает, когда встречаешь одноклассника, с которым учился года-два, а потом ты уехал и встретились вы лет едак через 20.

– Соц, ты что ли? – Диктатор хотел проверить себя.

– Я, и даю слово, что с тобой и твоей консервной банкой ничего не случится.

– Ты потише, а? – Знорт заставил себя не засмеяться, – эта “консервная банка”, как ты изволил выразится, порвет оба ваших башмака, как тузик – грелку.

– Боевой зулусский танец закончен? – в разговор вмешался Гриб, – спускайся, Знорт.

– Пусть Ворон даст слово…

– Даю, – спокойный голос в динамике прервал Диктатора.

Знорт оглядел рубку, поставил все на автоматическое управление. Несмотря на то, что они были врагами, Диктатор им верил. Даже больше, чем некоторым своим подчиненным. Просто потому, что они знали: Знорт умеет смеяться…

« Назад :: Вперед »

    Декабрь 2006
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
     123
    45678910
    11121314151617
    18192021222324
    25262728293031

Архив

Комментарии

Еще нет ни одного комментария. Будь первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены, чтобы оставить комментарий.