Альфа: «Лорд без наследства» #27

Автор: Alpha

Коридор казался бесконечным. Протез слушался плохо и всё время норовил подвернуться. Несколько раз Посвящённый едва не упал, с трудом сохраняя равновесие. Сыворотка убрала боль, но слабость и сильное головокружение остались. Больше всего хотелось лечь прямо посреди коридора и уснуть. Уснуть хотя бы на несколько минут.

Посвящённый достал своё новое удостоверение личности.

«Эразмус. Что за глупое имя. Однако придётся провести с ним остаток дней. И фотография неудачная.»

Нужно идти, пусть медленно, но идти. Очередной поворот уже совсем близко.

Тяжело опираясь на стену, Эразмус повернул за угол и столкнулся с небольшой группой вооружённых людей. Его ждали.

«Господи. Как глупо.»

Главным в засаде оказался один из его бывших подчинённых, так и не прошедший начального посвящения.

«Стоило вздёрнуть его на дыбе после провала слежки за Инициатором.»

Мерзкая бородёнка монаха сегодня была причёсана и щедро блестела от благовоний.

— Мы устали Вас ждать, Посвящённый. Что-то медленно Вы ходите. С чего бы это?- Монах наслаждался ситуацией.- Ноги не носят? Почему молчим? Вы нас не ждали?

— Слишком много глупых вопросов.

— Только не надо становиться в позу. Ты теперь мне никто. Ты подлый предатель, ослушавшийся приказа Магистра.

— Какие громкие слова.- Эразмус стоял покачиваясь.- И это говорит тот, кто провалил примитивное задание и даже не нашёл силы уйти из жизни достойно. Вернулся, как побитая собака и валялся в ногах, умоляя помиловать. Ты ведь не настолько наивен, чтобы надеяться выслужиться сейчас и сохранить свою никчемную жизнь. Тебя всё равно ждёт дыба. Жалею только об одном, что я не буду твоим палачом.

— Это точно. Ты уже не будешь ничьим палачом. Ты будешь гнить в подземельях Собора в Риме и молить о прощении. В то время, как я буду верой и правдой служить Господу!

— Ты мне надоел.- Эразмус читал про себя молитву и готовился к смерти.- Передай привет Дьяволу, когда он удостоит тебя аудиенции.

— Только не нужно посмертных проклятий. К чему этот пафос? Ты поедешь в Рим живой и относительно здоровый. А там уж решат, что с тобой делать. Возможно даже я заслужу честь стать твоим палачом.

В этот момент Эразмус выхватил портативный лазер и успел выстрелить в монаха, прежде чем его успели парализовать электрошоком. Монаха отбросило к стене, но сквозь дымящиеся лохмотья рясы был виден бронежилет. Импульс портативного лазера оставил на нём только чёрное пятно с обугленными краями.

Беcпомощный Эразмус с тоской вспоминал об изящном корабле-курьере со скоростью десять парсеков в цикл, до которого он так и не смог добраться.

 

Нимруд неподвижно лежал кресле Центра Управления. Сарт подбежал к нему и схватился за шлем.

— Подожди!- Крикнул Спекин.

— Чего ждать? Пока нас здесь положат, как куропаток?

Со стороны главного входа доносились тяжёлые удары. Ломали огромную бронированную дверь.

— Вы убьёте его. Нужно остановить инициацию.

— Ну так останавливай!

— Я не знаю как…

— Черти бы тебя взяли! Так какого… мы сюда припёрлись? Спасти тело шефа от поругания?

— Я надеялся, что мне помогут.

— Опять твой таинственный благодетель?

— Да.

— Ну и..?

— Пока он не даёт о себе знать.

— Вот вляпались. Ладно, я попробую взломать вычислитель, а ты попроси своего благодетеля ещё раз оторвать задницу и помочь, раз он уже начал.

Пехота заняла круговую оборону под короткие команды сержанта. Сарт снова погрузился в свои приборы, тихо ругаясь сам с собой. Глухие удары в двери продолжались, словно отсчитывали секунды.

Спекин начертил на полу круг, нарисовал внутри несколько сложных знаков и погрузился в медитацию.

Прошло не более пяти минут, когда Сарт разочаровано сказал:

— Мне не удастся сломать защиту быстро. Тут поработал профи. Первый раз вижу такие навороты в захолустном мире. Что-то здесь не так.

Спекин был неподвижен. Только бесшумно шевелились губы.

Внезапно удары в дверь прекратились и глухо, словно сквозь вату, донеслась частая стрельба. Щелкнули предохранители лазеров у нескольких пехотинцев.

— Без команды не стрелять!- Сержант был спокоен. Его уверенность передалась всему взводу. Только один бледный новобранец дрожащими руками долго не мог вернуть предохранитель обратно.

Спекин встал и подошёл к креслу пульта управления и молча стал снимать шлем.

— У тебя получилось?- Сарт радостно подскочил.

— Да, но это стоило мне очень дорого… Даже не представляете, насколько.- В голосе Спекина пряталась печаль.

Пехотинцы осторожно переложили Нимруда на носилки, на скорую руку сделанные из четырёх лазеров и обивки дивана.

Сержант быстро сформировал заслон, приказывая остальным немедленно уходить.

Через некоторое время в Центре Управления остался только Спекин. Он достал коммуникатор и сделал вызов.

— Госпожа, Инициатор спасён. Прошу дальнейших инструкций.

— Спасибо, Спекин, ты отлично справился. В ангаре номер десять стоит быстроходный курьер. Схему и ключ доступа я Вам отправила. Отнесите туда Нимруда. Курьер одноместный. Мне очень жаль, но больше никому из вас планету покинуть не удастся. Флот из столицы Торговой Федерации уже вылетел, но я боюсь, что когда он прилетит — будет поздно. Прерванная Инициация это страшная вещь. Уже через несколько часов планета превратится либо в пустыню, либо в клокочущий океан.

— Мне это известно, Госпожа. И я готов принять свою участь.

Спекин был поглощён разговором и не заметил, что за ним через пролом наблюдает Сарт. Сарт слышал не всё, но достаточно, чтобы понять, что происходит. Кроме того, он очень хорошо разглядел собеседницу Спекина. Ошибки быть не могло. Это оказалась рыжая гейша, которая так пленила Нимруда на столичном балу.

 

Эразмус ничего не видел. Темнота покрывала его, словно черным диким мёдом горных пчёл. Она была настолько плотной, что, казалось, сковывала движения. Хотя двигаться всё равно было невозможно. Руки, ноги и даже голова оказались туго притянуты к жёсткой доске. Именно к доске, потому что Посвящённый ощущал её фактуру пальцами левой руки. В указательный палец даже впилась заноза. Правая рука затекла и онемела.

Непроглядная темень наводила на нехорошие мысли. По традиции, истоков которой никто не помнил, особо важных пленников Инквизиции принято было ослеплять. Применяли это, к счастью, достаточно редко, но Магистр мог перестраховаться в его случае. Успокаивало ещё и то обстоятельство, что боли в глазницах он не чувствовал, а Инквизиция совершенно точно не стала бы утруждать себя применением анестезии.

Через некоторое время, когда сердцебиение успокоилось, Эразмус услышал, что он в камере не один. Тихое и неприятное шуршание, словно десятки лезвий скребут по битому стеклу. Шуршание постепенно становилось громче.

Оно становится громче или приближается? Воображение и темнота услужливо подбросили сотни мерзких тварей, которыми, по слухам, изобиловали подземелья Собора Святого Петра. Как глупо умереть неподвижной закуской для твари из далёких миров. Нет, так просто умереть ему не дадут. Может тварь позавтракает одной из частей его тела, но он нужен им живым. Наверняка они нашли курьер и у них должны возникнуть вопросы, откуда он его взял.

Шуршание на секунду прекратилось, но только для того, чтобы возобновиться с удвоенной силой. Но к мерным звукам добавилось учащённое дыхание и тихие ругательства сквозь сцепленные зубы.

Кошмары покинули Эразмуса, сегодня ему придется иметь дело с существом разумным.

Его сосед явно не был инквизитором или даже монахом. За сотую долю таких ругательств он бы тут же лишился сана.

Раздался громкий звон, словно лопнула натянутая струна и шуршание прекратилось. Краем глаза Эразмус стал различать мерцающий голубоватый свет, который понемногу усиливался и даже позволил увидеть крупную фигуру, сдирающую с себя остатки прочной ленты, с помощью которой, по всей видимости также был привязан и он сам.

Посвящённый попытался повернуть голову, чтобы лучше разглядеть сокамерника. Ему это удалось только на несколько миллиметров, но едва слышимый при этом звук, привлёк внимание соседа. Сокамерник молниеносно обернулся и замер в боевой стойке. Теперь Эразмус видел, что свечение исходит от левой лапы существа. Уже было понятно, что рядом с ним не человек.

Существо медленно приблизилось и разглядывало Эразмуса в шатающемся голубоватом свете.

— Ба! Знакомые всё лица. Да это же Первый Посвящённый…

— Вы знаете меня?

— Я слишком долго торчал в этой дыре, чтобы ваши официальные лица мне успели изрядно надоесть. Чем же Вы так досадили Инквизиции? Или это плановая чистка рядов? Так сказать: «Дорогу молодым!» Впрочем, я не представился. Гм… Очень приятно, Гоген.

 

Гоген склонился над неподвижным Эразмусом.

— Ну и упаковали Вас. Сейчас помогу.

Острый коготь древнего заискрился и легко разрезал ленту.

Эразмус поднялся не сразу. Половина тела казалась ватной и слабо подчинялась. Через некоторое время кровообращение восстановилось и он смог сесть.

— Где мы?

— Понятия не имею. Наверное в трюме. Одно могу сказать точно, мы в гиперпространстве.

Эразмус прислушался к своим ощущениям.

— Да, похоже на то.

— Вы пока отдыхайте, а я осмотрюсь.

Гоген увеличил свечение на левой руке и двинулся вдоль стены, разыскивая двери.

Посвящённый снова лёг на доску. Сил почти не осталось, всё выкачала операция. С горькой иронией он подумал, что лучше всего работает протез, а своё родное тело подводит. Это плохо, необходимо быть сильным, когда придёт время встретиться с Магистром в подземельях Собора. Оставалось надеяться только на то, что лететь далеко и в дороге будут кормить. Время на поиск выхода ещё было. Но куда денешься из транспортного отсека в гиперпространстве? Хотелось бы знать, долетим мы напрямую до Рима или будут дозаправки. Скорее всего прямой прыжок невозможен. Даже его одноместный курьер огромной стоимости не был способен покрыть это расстояние. А такой большой транспортник точно должен где-то останавливаться. Интересно, этого Древнего ко мне специально подсадили? Похоже на то. Но без него мне не выбраться.

— Вот они.- Гоген нашёл двери.- Замок, конечно, не последний писк, но без Сарта я его не вскрою. Плохо в школе учился. Посвящённый, у Вас как с электроникой?

— Я в ней вообще ничего не понимаю.

— Скверно. Придётся опять убивать тюремщиков и переодеваться в их одежду. Как Вы думаете, сойду я за смиренного монаха?

— Это вряд ли.- Улыбнулся Эразмус.- А вот за мелкого демона, вполне.

— Так уж и мелкого?

— Ну, для демона размерчик не впечатляет.

— Обидно. А я думал на старости лет подрабатывать на рождественских ёлках, детей пугать. Ну, ничего, поищу другое занятие. Но на данный момент меня интересует другой вопрос: Когда дадут чего-нибудь пожевать?

Эразмус, разумеется, не смог ничем помочь, поэтому, не мудрствуя лукаво, Гоген начал колотить кулаками в двери, зачитывая при этом пункты из женевской конвенции о содержании военнопленных.

На стук долго никто не отзывался. Наконец ожил небольшой экран, в который едва влезало откормленное лицо монаха. Осоловевшие глаза монаха были прикрыты, а челюсти сосредоточено жевали.

Последнее обстоятельство совершенно вывело Гогена из себя.

— Дай пожрать, паразит!

— Перестаньте ломать двери.- Монах оставался невозмутим.- Рядом с экраном есть кнопка вызова. Правее выключатель. Но если хотите сидеть в темноте, сидите. У нас камеры слежения инфракрасные. Завтрак будет через полчаса. С меню можете ознакомиться на этом экране. Вопросы есть? Вопросов нет.

И монах отключился, не дожидаясь вопросов.

 

Спекин услышал, что сзади к нему приближается Сарт, но остался неподвижен. В затылок упёрлось дуло лазера.

— Ты мне с самого начала не нравился.- голос Сарта дрожал.- Я никогда не доверял вашей гнусной шпионской породе. Говори, тварь, если хочешь пожить подольше, как нам отсюда выбраться…

— Подольше не получится.- Спекин оставался спокоен.- Никому не получится.

— Ты ведь знал, что мы все здесь сдохнем, кроме Нимруда, и не предупредил. Мы ведь могли остаться в столице и дальше развлекаться с девицами и… Жить!- Сарт сорвался на визг.

— Да.

— Так почему?

— Долго объяснять. И это не моя тайна.

— Вечно у тебя тайны, масонские ложи и гнилые секреты. Ты готов ради чьих-то подковёрных игр погубить целую планету?

— У меня не было выбора.

— Выбор есть всегда.

— Не всегда… Простите, господин Сарт, я должен выполнить свой последний долг и попытаться уменьшить зло совершенное мной.

— Ну уж нет! Давай, медитируй, вызывай своих таинственных благодетелей! Я не верю, что здесь нет спрятанных транспортов для эвакуации, раз уж планета кому-то так нужна.

— Их нет. Постарайтесь умереть достойно… Я Вам даже завидую… Вы можете умереть.

— А ты будешь жить вечно?!

— То, что произойдёт со мной, много хуже смерти.

— Так значит, если я прострелю тебе голову, то окажу неоценимую услугу?

— Это большое искушение, умереть так быстро. Но тогда я нарушу слово, а для нас это самое страшное, даже страшнее того, что я должен сделать.

Спекин обернулся и посмотрел Сарту в глаза. То, что увидел Сарт заставило его опустить лазер и отступить на шаг. В огромных зрачках Спекина плескалась бездна. Сарт молча наблюдал, как Спекин надевает шлем инициатора и вводит программу.

Оставалось только ждать. Сарт неожиданно успокоился и вдруг, его взгляд упал на экран радара. Примитивный детектор смог определить прибытие огромного флота только за один парсек. Через несколько часов флот будет здесь. У Сарта появилась надежда. Он засуетился, одновременно размышляя, чей это флот и зачем нужно гнать на пустую планету сотни тон. Но ему было всё равно. Чей бы ни был этот флот, появлялся шанс выжить, а Сарт вдруг понял, как же ему хочется жить.

 

« Назад :: Вперед »

    Октябрь 2005
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Сен   Ноя »
     12
    3456789
    10111213141516
    17181920212223
    24252627282930
    31  

Архив

Комментарии

Еще нет ни одного комментария. Будь первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены, чтобы оставить комментарий.