Выпуск 004 — Расы галактики

Недавно на орбиту планеты, где находится наша уважаемая редакция, прибило корабль, на долю экипажа которого выпали многочисленные лишения. Получив здесь политическое убежище, один из членов команды был зачислен в ряды наших сотрудников. Он дебютирует в качестве корреспондента рассказом о собственных злоключениях.

БОРГИ, СЛЕЙВЫ И АСТЕРОИДЫ

Недалече, с месяца два назад, Первый Ударный флот империи Авалокитешвааров в составе одного экспериментального образца корабля класса «Мэри-Сью», экипажем гордо именуемый «Слепым брахманом» имел неудачу находиться в секторе пространства, зачем-то избранным несуразным боргским агрегатом для нанесения абордажной атаки. Экипаж, в составе меня и вдумчиво нетрезвого наладчика Генриха (и не спрашивайте, каким макаром нас занесло на это корыто) находился частями в рубке, а частями в пассажирском салоне, где препирался с тремя МЗЧ (маленькими зелеными человечками) непонятного происхождения. Хитро задуманный мною маневр, направленный на уклонение от атаки, не удался по причине того, что какой-то долбанный авалокитершваарский урод додумался инвертировать управление маневренными дюзами, и вместо изящной параболообразной дуги Брахман совершил неприличный кульбит и въехал кормой во фланг невыразимо удивленному налетчику, после чего тот не запланировано выпал в гиперпространство, прихватив с собой ровно половину нашего корабля и оставив равный по массе собственный кусок.

Планомерно охренивающий я после такого антилогичного происшествия въехал носом в пролетающий мимо астероид, что подорвало во мне, первоклассном пилоте, веру в бога.

Вот так сравнительно безобидно начинался тот месяц, который я провел на необитаемом астероиде с четырьмя боргами, одним слейвом и еще одним квимби. Первая наша встреча осложнилась тем, что мы абсолютно друг друга не понимали, а также наличием у боргов угрожающе выглядевших тесаков и одного странно собранного, по всему лучевого орудия. Нас с Генри быстренько связали чем-то веревчатым. Допрос, который вел Самый Главный Борг, состоял из череды вопросов, выраженных несколько странным методом чередующихся плевков и поскрипываний. В самый ответственный момент, когда я уже почти вспомнил главу «Реакции, метод действия и практика дипломатических переговоров при встрече с враждебно настроенным разумным (?) гуманоидным существом) устава аэрокосмического флота Тихой Гибели (дои, милый дом), Генрих выдал фразу.

— Я иш бин любить Империя! — сказал он — Имперский водка есть вери гуд!

Надо заметить, что в пьяном виде в нем просыпался гнусный гильтинляндский акцент. Однако, к моему удивлению, борги эту дикую фразу, произнесенную на смеси трех языков, восприняли адекватно и даже, кажется, поняли. Их лица просветлели, а тесаки заняли вертикальное положение в магнитных ножнах. Я вздохнул с облегчением. Ситуация тем временем складывалась идиотски кретинская. Кое-как поговорив со слейвом на своем напрочь подзабытом со школьных времен грибъюзерском я оказался перед неделикатным выбором: либо меня съедят (мое вялое сообщение о том, что продовольственный запас Слепого брахмана сохранился в целости и сохранности было нагло проигнорировано) либо я соберу способный к полету корабль. Последнее, впрочем, как я потом обнаружил, проблем не вызывало, так как ходовой двигатель от Мэри-Сью был, так сказать, все еще в наличии. Работа закипела, а я имел удовольствие погонять спесивых боргов. Генрих тем временем, непривычно трезвый, что-то черкал в своем блокноте, злобно поглядывая на небо, где блеклой звездочкой блистал Авалокитешваар. За пару дней я сносно овладел боргским и слейвским, а также немного общеимперским, что при моих способностях потомственного филолога, лингвиста, археолога и историка не являлось чем-то сложным. По вечерам я часто разговаривал со слейвом, и содержание наших разговоров постепенно сводило меня с ума.

— Привет! — говорил я.

— Привет, ничтожный — снисходительно отвечал он.

— Да я…

Тут его очи начинали грозно сверкать.

— Не смей огрызаться, жалкий! — кричал он. — Не смей перебивать Имперца! Через год наши колонии запрудят всю Сеть, через два на каждой колонии будет построен военный флот, через десять лет империя обхватит пол Вселенной, через двадцать мы будем править Миром! Все падут под карающей десницей Великого Императора! Все будут растоптаны под Его могучими ступнями! На каждого падет всепознающий взгляд Его, никто не минет императорского возмездия!

Мои не лишенные логики тезисы бесславно гибли под натиском тупого не обоснованного фанатизма. Я надеюсь, вы никогда не почувствуете на своей шкуре, как твои мозги вскипают в твоей башке, в широком смысле этого словосочетания, к чему я был близок.

— Все враги Императора неизбегнут юдоли кровавой! — продолжал бушевать слейв. — Каждый изопьет чашу всепоглощающего гнева Его! Уа-ха-ха-ха-ха-ха-ха!!! Каждый падет, каждый будет низвергнут и обращен в животное безмозглое, в рабском раболепии слизывающее крохи Его безграничной милости с подошв сандалий Его! Уа-ха-ха-ха-ха!!!

Через месяц работа над кораблем была закончена, и мы вшестером смылись с этого Богом проклятого астероида. Со слейвом мы расстались на безымянной контрабандистской станции где-то в бескрайних просторах космоса, и я никогда больше его не видел. Ну и слава богу, расставшись с этим идиотом, я почувствовал только облегчение. Империя Авалокитешвааров к тому моменту уже была уничтожена, а на Тихой Гибели королевская амнистия не предвиделась еще лет сто, так что идти нам было некуда. Генрих в нецензурных выражениях пожелал нам удачи, и мы направились, куда глаза глядят. Пока прямо, а потом посмотрим.

Пилот первого класса Куцалап Green Грэгор Оби-Ван.


КОЛЛЕКТИВ РЕДАКЦИИ РАСТЕТ

Как главный редактор я не без радости сообщаю о росте нашего коллектива. Если все предыдущие материалы были плодом труда скромного обладателя ника ЖУРНАЛЮГА, то последний текст

вышел из под пера другого человека, влившегося в ряды сотрудников редакции на постоянной основе.

Архив

Комментарии

Еще нет ни одного комментария. Будь первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены, чтобы оставить комментарий.