William Turner: «Порой судьба преподносит безвыигрышные комбинации…»

Автор: William Turner

 

Порой судьба преподносит безвыигрышные комбинации: ну на кой черт, наместнику расы пилотов, специалисту по логистике, сыгравшему четыре партии в бридж (с причитающимся пуншем) и желающему спать, валятся на голову элитные танковые подразделения основного противника, да еще и усиленные утлыми штурмовиками вассалов? Просто изверги какие-то, высадились с мобильного портала: привет, не ждали? Господин наместник, не забудьте: последний патрон себе.

Силы самообороны первыми среагировали на вторжение, дежурные ракетчики выпустили пробные ракеты по вражеской бронетехнике, высокозащищенные танки прошли сквозь их слабый залп без заметных повреждений и заняли высоту, сметя с нее легкие оборонные укрепления в считанные минуты. После чего базальтовые стены большого бункера наместника сотрясли удары гигантских лазеров. Вместительные гражданские трансы противника, высадившие небольшую крепкую армию, ретировались и заняли орбиту планеты.

– Хм, так и убить могут, – подумал наместник, принял валиум, и в дальнейшем ничему на этой планете не удивлялся.

– Сыны мои! Ополченцы, – закричал он по каналу боевой связи, – что бы ни прошло сквозь эти врата, вы не отступите ни на шаг, поскольку отступать нам некуда! Здесь нас всех закопают, если смогут, конечно. Поэтому не отступать и не сдаваться, танки не трогать, бейте штурмовики, с танками без вас разберутся.

Белые хвосты ракет вспорхнули в небо и дешевые штурмовики, разваливаясь, огненным дождем полетели к земле, временами катапульты выплевывая безумных рейнджеров, нанятых по дешевке на планетах третьего мира для прикрытия основных войск, капсулы не долетали до земли в ракетном потоке.

Интерактивная карта показывала, что танки противника заняли только высоту 30, откуда удобно было вести обстрел крепостного бункера, не выставив охранение юго-восточного каньона, о существовании которого вражеская разведка могла не знать, поскольку он довольно узок и по всей своей длине накрыт ветвями гигантских каури.

Господин наместник злорадно усмехнулся.

– Братья и сестры, сограждане, бросьте на врага всю мощь нашего оружия, и мы станем тем крепким орешком, которым он подавится. Сейчас нужна массированная атака – все, что может стрелять, пусть одновременно наступает на танки, не пытайтесь их пробить всерьез, просто продержитесь как можно дольше, отвлекая их внимание, хоть ложные цели возите по позиции, но враг должен быть занят вами в течении ближайшего часа. При любой возможности атакуйте штурмовики из рпг.

Потом он переключил канал связи и произнес:

– Задача батальонам альфа и омега: по дну юго-восточного каньона выйти в тыл противника и расстрелять бронетехнику прямой наводкой с применением высокоточных ракет. Никоим образом не выдавать своего присутствия до начала атаки, используя всю доступную маскировку.

Тяжелые пехотинцы-штурмовики, тихо взвизгивая сервоприводами экзоскелетов, двинулись к врагу. Шли они неспешно, рысцой, насколько позволяла механическая броня. Их путь по дну каньона длился около пятидесяти минут, и эти минуты были неделями ада для атакующих ополченцев. Десятками они сгорали в огне лазеров, но многие успевали окапываться, и даже погибнув, оставляли свой окоп наступающим следом. К концу часа окопный путь пролегал от крепости к самой танковой позиции, но наступать уже было некому. Ополченцы лежали, усыпав своими телами подножие вершины. Они погибли не зря, вокруг павших догорали останки штурмовиков. Очередной залп такового подразделения разнес бункер, но господин наместник был уже далеко от него, он переползал от окопа к окопу, дразня танкистов солнечными зайчиками серебряного блюда, отсчитывая время:

– Пять минуть,.. четыре минуты,.. три…

Залпы в его сторону прекратились, было слышно, как боевые машины тронулись с места, меняя строй.

– Обнаружили, гады, эх, еще б три минуты.

Тяжпехи встретились с трудным противником лицом к лицу. Они разделились попарно и били танки одновременным залпом пары ракет, каждая из которых стоила кругленькую сумму. Вооружи такими индивидуальными ракетными установками целую армию и она была бы непобедима, правда государство бы обнищало. Сказать, что танки горели – это не сказать ничего, их боекомплект детонировал, многотонные боевые машины разлетались в куски, и поскольку они тоже рвались к противнику, их взрывы сметали ближайших тяжпехов. Закипел смертельный бой, казалось тяжпехи, обдолбленые боевыми наркотиками, схватились с танками врукопашную, любое тело без экзоскелета не выжило бы и в полусотне метров от этой битвы. Танки редели, но число пехотинцев уменьшалось еще быстрее. Последний тяжпех остался впритык с тремя танками, только более высокая скорость перемещения спасала его от неминуемой гибели, но танкисты были отнюдь не глупы и сработаны, они стали разъезжаться в разные стороны, чтобы, стрелять издали, когда поворот башни на 1 градус будет соответствовать двадцати метрам бега пехотинца.

Последний солдат понял, что пришел и его смертный час. Зубы его сжались и скрипнули, но кроме господина наместника, никто не уже услышал этого скрипа, глаза его стали стальными.

– Думаете самые умные, да? Зря вы сюда приперлись, сдохните, мудаки!

Он еще больше помрачнел и рванул чеку подсумка на поясе. Страшный взрыв потряс высоту, детонировало все, что несло заряд – вершина отделилась от холма и рассыпалась на миллионы кусочков, осыпая стальной и каменной картечью площадь на многие километры вокруг. Господин наместник лежал в окопе, глядя на пролетающую над ним танковую башню. На глазах его были слезы.

– Братки, да вы герои, теперь я должен обязательно выжить, чтобы поставить вам памятник в назидание потомкам, в первую очередь своим.

Земля оттряслась, отгудела, лязг метала стих, и наместник ожидал, что наступит оглушающая тишина, которая обычно поражает в те минуты, когда бой заканчивается грандиозным фейерверком. Но нет, словно жужжание далекого насекомого, послышался рокот штурмовика. Последний недобитый враг показался из-за гребня холмов на горизонте и двигался он в сторону наместника.

– Видно сама Судьба Великая взялась за мое списание, но она еще не знает, с кем связалась. Викинг умирает с мечем в руке.

Наместник занял нору, сотворенную взрывом, где его нельзя было заметить с воздуха, аккуратно, без суеты прицелился из лазерной винтовки в известное слабое место штурмовика и нажал спуск. Пламя полыхнуло на корпусе машины и тут же исчезло, неуязвленный противник сделал боевой разворот и обрушил несколько ракет на точку сопротивления. Наведение было никудышным, и ракеты легли по разные стороны норы. Летун стал разворачиваться на следующий заход.

– Что ж такое? – удивился господин наместник, – Вроде правильно попал, где бумс? Надо бы выяснить, что изменилось в конструкции этой допотопной рухляди, с тех пор как я закончил кадетский корпус.

Перебегая от окопа к окопу, он двигался в направлении бункера, штурмовик несся по пятам, сопровождая его бег трассами лазерной турели, но скорострельность и наведение ее не годились для эффективного использования против мелких движущихся целей. Цель запрыгнула в руины бункера и скрылась там. Пилот сделал несколько кругов над развалинами, которые даже в таком виде оставались укреплением.

– Все равно сдохнешь, – пробасил он, – вот только дозаправлюсь, возьму тяжелую ракету и тебе конец в твоей мышеловке.

После чего боевая машина, включив форсаж, ушла на орбиту к десантному кораблю.

Господин наместник, надрывая жилы, разгребал заваленный подвал аварийного центра управления, он стонал в голос и ругался матом, выворачивая тяжелые глыбы железным рычагом. Наконец смог проделать в завале нору, достаточную для того, чтобы пробраться к двери. Хорошо, все-таки, что двери убежищ открываются вовнутрь. Через несколько суетливых минут он уже запускал генератор аварийного питания запасного компьютера управления.

Диагностика бункера показывала, что он полностью мертв, но это было малоинтересно. Куда важнее справочник по штурмовым машинам.

– Вот он: штурмовик DFG-12hа – уязвим для ракет, но хорошо защищен от лазеров. В планетарном режиме работает воздухозаборная турбина, которая является самым уязвимым местом. При выстреле осколки лопастей с большой скоростью всасываются в моторную часть со стороны топливопровода, что имеет значительную вероятность вывести машину из строя. Но… поскольку из-за старости модели эта информация общеизвестна, и пилот всеми силами стремиться выжить, турбину стали прикрывать газово-лазерной защитой, устанавливаемой кустарным способом. Это новшество требует стабильно работающей аккумуляторной станции, которую, как правило, ставят в хвостовом оперении, потому что хвост для гиперпространственных машин не самая важная деталь, лишившись его, штурмовик просто теряет возможность быстро маневрировать в атмосфере, но может еще худо-бедно воевать или переместится на орбитальную станцию. Поэтому хвост штурма последняя цель для пехотинца. Все это дает пилоту больше шансов выжить и победить.

– Тэкс! Аккумуляторная станция имеет плазмо-кислотную структуру и взрывается при сильном нагревании, но ее от лазеров противника закрывает броня штурмовика, выдерживающая заряд 124.3 рица по шкале Некрипо. Ага-угу, хорошо, что я в свое время не пожалел кредитов на хорошую винтовку, плохо, что пожалел на лучшую, с дополнительной ракетой. Мнэээ, да… нехорошо играть в покер вместо военной подготовки, знай я это все раньше…

Рассвет проявил вершины холмов на горизонте и осветил руины бункера. Он словно лапа чудовища тянул в небо острые когти. На самом высоком железокаменном пальце стоял господин наместник, став акустиком ПВО. Затаив дыхание, он слушал звуки почти пустой планеты, ища среди них характерный звук моторов. Вот он возник вместе с черной точкой над холмами, пляшущей в гибких струях восходящих воздушных потоков, и стал нарастать. Наместник укрылся за зубчатым выступом руин, принял валиум и снова начал говорить с собой.

– Без тяжелой ракеты он не выковыряет меня отсюда, но для ее точного попадания в цель расстояние должно быть небольшим, а при желании попасть в самую глубину укрепления – минимальным… Ты сам ко мне придешь, гад, сам придешь.

Господин наместник выставил энергию винтовки на 125 риц и превратился в каменное изваяние, слился с базальтом бункера, чтобы ни одним мгновением раньше не выдать своей дислокации. Энергии хватит на два выстрела, при неудачном раскладе нечем будет даже застрелиться, но это и не понадобится, тяжелая ракета промаха не даст.

Звук моторов уже висел над вчерашним полем боя, смешиваясь с жужжанием мух над телами ополченцев. Наместник считал:

– Восемь, семь, шесть… ху,.. четыре, три, два, на тебе!

Поднялся он быстро, но прицелился не спеша. Пилоту показалось, враг целился целых полчаса, а он окаменел, не в силах пошевелить рукой, чтобы открыть и нажать кнопку лазерной турели. Два выстрела прозвучали слитно как один, хвост машины разлетелся вдребезги, и когда плазма с кислотой ворвались в кабину пилота, он успел еще подумать «Боже, единственным выстрелом». Горящие обломки описали красивый штопор, оставляя за собой хвост серо-зеленого дыма, и взорвались на вчерашнем поле боя, предав кремации всех павших. Взрывной волной господина наместника скинуло с возвышения, падая, он почувствовал дикую боль в бедре и потерял сознание.

Когда он пришел в себя, снова слышался звук моторов, но моторы были другие. Ни с чем не сравнимый звук родного транспортника. Два солдата медицинской службы несли его на носилках в спасатель, а рядом шел врач.

– Вы бы еще позже приползли, совсем бы без работы были, даже хоронить было бы нечего, – прохрипел господин наместник.

– По приказу главнокомандующего, с целью экономии вторичного ресурса, спасатели выпускаются на базе малого гипердвигателя со скоростью 1,42 гбм. Ничего не поделаешь, война пожирает ресурсы. Сесть в эвакуатор это еще половина спасения, вторая половина благополучно выбраться с него по прибытию. Хы, особенно если везешь наместника. Так что особо не расслабляйтесь, возможно, наши приключения еще не закончились.

Архив

Комментарии

Еще нет ни одного комментария. Будь первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены, чтобы оставить комментарий.