Gridz-vaa: «Война и мир Некрономикона»

Автор: Gridz-vaa

Война! »

Планета Крудз-ваа, система Ваа, Герцогство Бргандз-ваа, цикл 3913, 9:07 »

Капец сидел в кресле и читал свежий выпуск новостей Тотембурга, изредка отвлекаясь на то, чтобы посмотреть на рыбок в аквариуме, стоявшем у окна, сделать очередной глоток из уже порядком опорожненной бутылки виски и насладиться сигарой. На первой полосе газеты как раз описывалось, что граждане Организации Союзного Договора признали истинность постулатов добрологизма и присоединились к альянсу. В главной системе ОСД на планете Трити состоялся торжественный подъем флагов Некрономикона с участием лидеров обеих сторон. В честь радостного события на всех планетах Некрономикона объявлен праздничный выходной месяц. Ответственный за проповедование добрологизма на территории ОСД Капец был поощрен за успешную операцию назначением на должность министра внутренних дел и пропаганды альянса Некрономикон и в настоящее время старался в полной мере насладиться жизнью в стенах своего нового кабинета.

 

От чтения его отвлек вызов по коммуникатору. Отставив бутылку в сторону, он нажал кнопку «Приём», на которой его предшественник зачем-то стёр букву «и».

— Господин министр, я подготовила для вас материалы по всем ключевым событиям, произошедшим за последние 15 циклов, — сообщило голографическое изображение его молоденькой ассистентки Самое Оно.

— Заходи.

 

Спустя пару секунд ассистентка стояла перед ним с органайзером. Борясь со своей ленью, Капец заставил себя сосредоточиться на девушке, а затем на работе.

— Самое, я тебя слушаю, – вынул сигару и прохрипел Капец.

— Господин министр, последние 150 циклов мы продолжали пропаганду добрологизма в Республике Единство, прикрываясь проведением переговоров о мире. К сожалению, переговоры, не дали результатов…

— Я в курсе, – недовольно произнес Капец.

— Сегодня стало известно, что еретики из Единства убили всех наших эээ… проповедников в Республике.

Лицо Капеца на этих словах потемнело, в его глазах замелькали первые признаки приближающейся грозы.

— То есть что значит всех проповедников? Быть не может. Все проповедники работали под прикрытием.

— Наши аналитики полагают, что это измена. Кажется, списки проповедников выдал властям Единства один из наших. Это, конечно, лишь предположения, но они подкрепляются тем фактом, что в живых остался всего один агент Некрономикона.

— Оно, не называй так наших проповедников Добра, — раздраженно фыркнул министр. – Ну, и кто тот счастливчик-выживенец?

— Лейтенант Сукорт, – услышав это имя, Капец сделал усилие, пытаясь вспомнить, где он слышал его раньше. Безуспешно. – Он вышел на связь с Министерством два часа назад и потребовал жалованье за предыдущие 270 циклов и за последующие 90, – девушка замолчала, проследив взглядом за траекторией падения сигары изо рта начальника. –  Во время сеанса связи Сукорт выглядел чрезвычайно бодрым и весёлым. Более того..!

Капец прекратил отряхивать пепел с брюк и уставился на ассистентку.

— Что значит «более того»? Что ещё нужно этому предателю, прибавку к пенсии за выслугу лет?

— Никак нет, господин министр. Сукорт обозвал адмирала Крона  крейзи и требует прекратить уничтожение команд зачистки Единства на территории Некрономикона. В совокупности все эти факторы заставляют нас предположить, что именно Сукорт… – Самое запнулась на середине фразы. Капец в гневе вскочил с кресла и ударил кулаком по столу.

— Да вы озверели что ли! Что предположить? Почетного ветерана Вооруженных Сил Добра обзывают крейзи, а вы предполагаете! Боже упаси, если адмирал Крон в его почетном возрасте узнает, что его на старости лет к крейзикам отнесли, – Капец перевел дыхание и выпалил. – Под трибунал мерзавца! Заочно осудить и расстрелять!!!

— Есть, осудить и расстрелять Сукорта! – девушка выпрямилась, развернулась к двери, увидела на часах над дверью, как минутная стрелка сдвинулась на отметку 27, резко повернулась обратно и испуганно сообщила покрывавшему уже третий десяток шагов по кабинету Капецу. – Господин министр, чуть не забыла. Вас срочно вызывали в центр. К 9:30.

— Б… А что ж ты не в 9:40 сообщила? – Капец замер, собираясь с мыслями, затем сплюнул на пол, налил себе стакан виски, одним махом выпил его, после чего положил в рот две таблетки антимилицая и прошел к телепортатору.

Бледная Самое Оно вышла из кабинета, без сил свалилась на стул за рабочим столом и закурила. Сидевшая напротив секретарша внимательно посмотрела на неё и на всякий случай тоже закурила…

***

Планета Портдюбонёр, система Криана, Саргония, цикл 3913, 9:35 »

Капец быстрым шагом прошагал в зал заседаний Дворца Вечного Добра. Сам зал, как и весь Дворец, был построен по проекту принцессы Соларии Санни. Средств на строительство не жалели, поэтому в отделанном платиной и изумрудами зале был устроен настоящий родник, росли декоративные дубы, всегда цвели сакура и жасмин, между экзотическими цветами порхали бабочки и маленькие птички.

Все уже собрались. В кресле председателя Совета сидела сама принцесса и отправляла эсэмэску в качестве благотворительного взноса в фонд защиты хомяков. В двух рядах от неё сидели Найсивен, Воробей, ПСВ и Кверт и обсуждали добрые поступки, которые они успели совершить за последние пару десятков циклов. В дальнем от места Председателя углу стола Гагарин нашептывал Авроре на ухо о том, как он голыми руками, а местами и ногами, приобщил к Добру целую банду торгашей-ассасинов во главе с неким Полуэльфом, и как она замечательно выглядит сегодня. Аврора смеялась над каждым его словом, рука Гагарина чувствовала себя на её талии всё вольготнее. Через четыре стула от них спал адмирал Крон, рядом спал вице-адмирал Рок. Возле огромного окна адмирал Саргон незаметно, как он думал, обрывал соцветия на растениях; из-под полы его длинного плаща торчало дуло пульсового зенитного лазера, снятого с захваченной у солнечников во время Второй северной войны звезды смерти.

Санни оторвала глаза от телефона и заметила тихо крадущегося к своему месту Капеца.

— Капец, где вас носит!? Нехорошо опаздывать, министр, тем более на своё первое заседание! Ай-я-яй, ага, – Санни улыбнулась, нахмурившись и принюхиваясь к вторгшемуся в царство природных ароматов странному запаху, исходившему от Капеца.

— Извините, Ваше Высочество-с! Дело государственной важности, задержался-с, — виноватым голосом пролепетал министр.

Санни фыркнула и обратилась ко всем собравшимся.

— Товарищи Советники, прошу внимания! У меня срочное сообщение. Сегодня со мной связался НьюАккаунт…

— А кто это?

— Саргон, надо было следить за переговорами, которые мы вели с Единством?

— Единство?..  Это где?

— Это полудикие миры к северу от ОСД. Мы долгое время считали их незаселенными, но оказалось, что жизнь умудрилась зародиться даже на том краю Вселенной. И бьёт фонтаном, надо сказать.

— Как интересно!!! – восторженно пробормотала Найсивен.

— Более того, оказалось, что Единство находится в состоянии войны с ОСД. Мы вели с ними переговоры о заключении мирного договора, предлагали им технологии и торговые преференции, но они оказались слишком самоуверенны и жадны и не захотели прекращать войну, – Санни оглядела всех присутствующих, останавливаясь взглядом на каждом. – И вот, как я уже сказала, сегодня со мной на связь вышел НьюАккаунт с нотой протеста. Говорит, что мы мешаем им чистить планеты Некрономикона…

 

В зале воцарилась гробовая тишина. С подоконника упал цветочный горшок. Где-то вдалеке послышался плач ребёнка. Вскрикнула Аврора, не выдержав резкой боли от слишком сильного сжатия коленки Гагариным, который не сумел совладать с эмоциями. Крон и Рок, крепко спавшие до этого момента, как два удава уставились на Санни.

— И что, сильно мешаем? – поинтересовался, не скрывая любопытства, Саргон.

— Я ж говорю ноту протеста подали, ага! Требуют убрать флоты Некрономикона и не препятствовать зачисткам, – Санни удивленно пожала плечами. – Адмирал Крон, расскажите о результатах переговоров с Единством.

Крон поднялся со своего места.

— Товарищ председатель Совета, мирным путем мира добиться, боюсь, не получится у нас. Единство просит передачи им почти всех планет на территории ОСД и называет нас «жидами». Но мы не можем никому отдавать планеты, где дал корни в умах и сердцах жителей добрологизм. Нет, можем, конечно, но не в количествах же несоразмерных, – Крон перевел глаза с Санни на Капеца. – Да вот и товарищ министр подтвердит.

Капец покачал головой так, чтобы было не понятно, соглашается ли он с Кроном или возражает.

— Спасибо, адмирал. Капец, что докладывают наши проповедники в Единстве? Сколько процентов населения Единства удалось приобщить к Добру на данный момент?

Капец почувствовал, что земля уходит у него из-под ног под взглядом устремившихся на него глаз. Эффект опьянения, до этого еще слегка бодривший его, мгновенно улетучился, оставив его один на один с суровой реальностью и печальной вестью, которую он должен был сообщить.

— Ваше Высочество-с, товарищи советники-с! Все проповедники мертвы…

 

С подоконника свалился еще один горшок. Одновременно от боли в коленке вскрикнули Аврора и Найсивен, все внимательно прислушались к стуку сердца Капеца. Санни встала со своего кресла, прошла к тому месту, где стоял Капец, посмотрела ему в глаза и не предрекающим ничего хорошего для того, кто его слышит, голосом поинтересовалась:

-Что значит, все мертвы? Капец…

Капец моргнул, смахнув стекавшую по веку каплю пота, и выдавил из себя:

-Не все, Ваше Высочество, точнее все, но не… совсем… Один выжил, — он сделал паузу, а потом, опасаясь введения присутствующих в заблуждение, поспешил добавить. — Предварительно продавшись властям Единства. Изменил идеалам Добра.

— Его имя!? – Санни говорила совсем тихо, едва слышно, но и этого хватило для того, чтобы у Капеца всё сжалось внутри. Он испуганно посмотрел в её всегда столь добрые, но в этот момент чрезмерно, на его взгляд, холодные глаза.

— Сук…, Суккк…, Сукорт, – Капец сглотнул и закрыл глаза, ожидая проникающего ранения в одну из областей его тела.

— ЧТО? Сукорт? Но как это может быть? Да кто угодно, но Сукорт! Да что вы такое несёте, Капец! – Санни засмеялась. Вслед за ней начали смеяться другие советники. Смешинка попала в рот и Капецу, который не преминул этим воспользоваться и улыбнулся.

— К сожалению, это так, Ваше Высочество. Сегодня утром Сукорт вышел  на связь и потребовал не трогать флоты Единства и выплатить ему жалованье.

Сидевший напротив Воробей, улыбаясь, обратился к Капецу:

— Капец, а ты знаешь, что Сукорт – сын Кластера Седьмого?

— Внебрачный сын! – поправил его ПСВ.

— У него все дети внебрачные! – возразил Воробей.

— Есть мнение, – вставил Рок, – что Кластер на самом деле не отец. У кластерианцев как-то хитро устроена репродуктивная система. В данном контексте правильнее было бы говорить о матери Сукорта.

— Хм, внебрачная сынодочь что ли получается? – ПСВ задумчиво почесал затылок. Все засмеялись.

 

В этот момент над креслом Председателя воздух заискрился, возник тёмный силуэт, и спустя мгновение в кресле материализовался Кластер. Известный своей особой симпатией к последнему, Саргон взял лазер в руки и начал крадучись занимать более удобное положение для стрельбы.

— А вот и я, друзья! Всех рад видеть, приступим к заседанию, – Кластер устроился в кресле поудобнее и зевнул. Саргон снял лазер с предохранителя и начал отдавать лазеру пси-сигнал атаки. Из лазера вырвался сгусток света, мгновенно аннигилировав кресло, где секунду назад сидел Кластер. Все замерли, пытаясь проанализировать события последних десяти секунд.

 

Раздался звонкий звук от пощечины. Все перевели глаза от дымящихся остатков кресла на Санни. Рядом с ней стоял Кластер и обиженно тёр щеку.

— Кластер, где тебя черти носили эти 200 циклов?

— Спокойствие, только спокойствие, Санни, главное, что я вернулся и готов причинять добро и творить справедливость на благо великого Некрономикона! – Кластер замер с вознесенной ввысь рукой, постоял так несколько секунд, а потом обратился к советникам. – Друзья мои, мне всё известно. Вчера я получил открытку от сынишки, в которой он поздравил меня со своим днём рождения, о котором я случайно позабыл. Да, государственные дела, знаете ли.

— Кластер, ты знаешь, что Сукорт, скорее всего, перебежал в стан врага? – Санни нахмурилась.

— Ну почему же врага? Мы же не воюем с ними. Сук всегда стремился найти себя в этой Вселенной. Потому и строил флоты по 50 опешек и 1000 шаттлов.

— 50 орбитальных поселений? Как романтично! – воскликнула Аврора. Гагарин с укором покачал головой. Кластер продолжил:

— В общем, друзья. Я уже придумал, как решить создавшуюся проблему. Мне нужно десяток быстрых транспортов и 20 комплектов звезд смерти. Саргон, когда заказ доставишь?

Саргон отвлекся от чистки лазера и зло посмотрел на Кластера, пробурчав себе что-то под нос.

— Ну что же, замечательно! – лицо Санни снова приняло привычное доброжелательное выражение. – Тогда Кластер я жду от тебя отчёта через 50 циклов. Надеюсь, ты снова не пропадёшь в самый неподходящий момент.

Саргон сплюнул и принялся ещё более интенсивно натирать лазер.

— Тогда всем спасибо и до новых встреч! – Санни достала телефон и принялась отправлять очередную благотворительную эсэмэску, на этот раз на строительство четырнадцатого наместника Антрии. Крон и Рок захрапели. Остальные разбрелись по делам.

***

Планета Темера, система Хло, Солария, цикл 3920, 14:15 »

— Подождите, Капец! Еще раз объясните чётко, что произошло? А то я вас не понимаю, ага, – Санни сидела на троне в своём дворце на родной планете, перед ней стояли Саргон, Найсивен и Капец.

— Ваше Высочество, два часа назад без объявления войны Иридиум атаковал планеты на исконной территории Некрономикона. В составе флота вторжения около 1600 бакенов, сотни тяжелых роботов. Уничтожено около двух десятков наместников. Удар осуществляется прицельно и выборочно по планетам определенных аккаунтов. Кто-то из наших «друзей» снабдил Иридиума полной геобазой.

На лицо Санни опустилась тень понимания. Саргон, всё внимание которого до этого было сосредоточено на каком-то предмете в его руке, повернулся к Капецу:

— Иридиум? Тот самый, который в самый горячий период Второй северной войны подписал акт о капитуляции? И оставил на произвол Некрономикона своих союзников?

— Совершенно верно. Видимо, затаил обиду за уничтоженные за две недели «брусиловского прорыва» три десятка наместников и сотни бакенов. К его чести, на этот раз он подготовился гораздо лучше.

Санни нажала кнопку коммуникатора на подлокотнике трона:

— Свяжите меня с НьюАккаунтом.

В ту же секунду перед ней возник экран. Капец, Саргон и Найсивен подошли поближе. На экране возникла собачья морда, раздался лай.

— Кто это? – с ужасом отпрянула от экрана Санни.

— Напоминает шакала, – философски заметила Найсивен. Санни повернулась к экрану и неуверенно произнесла.

— Анубис?! Добрый день. Вы не могли бы позвать своего Президента?

Ответом был ещё более интенсивный лай. Затем то ли морда животного, то ли лицо зверобога исчезло с экрана, раздалось жалобное скуление и появилось небритое ухмыляющееся лицо.

— Шарик, сколько раз тебе говорил, чтобы не подходил к моему коммуникатору. Так, кто тут у нас? – лицо незнакомца вплотную приблизилось к поверхности экрана, пытаясь разглядеть, с кем он разговаривает. – Ух ты! Да никак некросы проклятые? Чего надо?

— Мне нужен НьюАккаунт.

— Нету его. Чего хотели? – спохватившись, незнакомец выпрямился, приподнял подбородок, слегка наклонил голову в сторону. – Кстати, позвольте представиться. Алиан!

— Замечательно, Алиан, я хотела бы поговорить с вашим Президентом по поводу нападения Иридиума и развязываемой вами войны.

— Войны? Вы сказали слово «война»? Ну, наконец-то! 180 циклов ждали мы, когда же вы объявите нам войну. И всё-таки дождались! О, я ни на секунду не сомневался в вашем коварстве, я терпеливо ждал от вас этой подлости. И вот дождался! – Алиан театрально склонил голову, потом резко вздернул её. –  Ну всё, держитесь, некросы окаянные, вы нам за всё своё добро ответите!

На другом конце раздался злорадный хохот. Санни пожала плечами и выключила коммуникатор.

— Ужас какой! Ну и тип. Что будем делать, друзья?

— Предлагаю перекинуть в Единство десяток саргонийских гвардейских дивизий. Там всё будет гореть до горизонта… – рука Саргона сжалась, из неё послышался грустный писк.

— Саргон, прекратите мучить моих хомячков! Вы же понимаете, что Совет не выдаст вам разрешения. Некрономикон отказался от любых войн в пользу мирного сосуществования со всеми народами Вселенной.

Капец кашлянул и задумчиво произнес:

— Ваше Высочество, для разгрома врага Некрономикону необязательно объявлять войну Единству.

— Не говорите глупостей, Капец! Как это возможно?

Капец улыбнулся…

***

Планета Крудз-ваа, система Ваа, Герцогство Бргандз-ваа, цикл 3927, 9:54 »

— Республика Единство превысила любые рамки приличия и вторглась на территорию Некрономикона. Они уничтожают наших жителей и мародерствуют на наших планетах. Можно без преувеличения сказать, что это – гуманитарная катастрофа. Лица, которые ответственны за эту катастрофу, должны нести ответственность за то, что они устроили, включая международно-правовой аспект этой проблемы. В целях поддержания безопасности всех жителей Некрономикона сегодня Совет принял решение о начале операции по принуждению Республики Единства к миру. В настоящий момент наши миротворцы и приданные им подразделения приступают к осуществлению операции по принуждению Единства к миру. На них также лежит ответственность по защите населения. Просьба ко всем гражданам Некрономикона сплотиться в этот сложный для всех нас момент и дать отпор врагу!.. Записала?

— Так точно, господин министр, – ассистентка судорожно дописывала последнее предложение.

— Дашь это сообщение сегодня в 12 часов по общенекрономиконскому времени во всех СМИ.  Вопросы есть?

— Никак нет! – Самое Оно собрала свои записи и вышла из кабинета.

Капец повернулся в кресле к окну, из которого простирался вид на древнюю столицу Герцогства Бргандз-ваа и произнёс:

— Ну вот и отлично. И огонь будет до горизонта…

 

В тот же цикл началась не имеющая аналогов во Вселенной операция по принуждению к миру!

***

Мир »

Планета Арканд-гроо, система Гроо, Герцогство Бргандз-ваа, цикл 4130, 17:20 »

— Ну, значит договорились?

— Да, конечно. Договорились, — улыбнулась голограмма Рока.

— Спасибо, дружище! – Гридз-ваа помахал рукой бывшему лорду и выключил головизор. Достав из ящика стола блокнот, он открыл нужную страницу, поставил предпоследнюю галочку и задумался:

«Ну что же, остался последний член Совета. Принцесса Соларии. Пора нам в гости.»

Герцог собрал со стола давно приготовленные материалы, вынул из вазы букет цветов, в последний раз взглянул на себя в зеркало и отправился в гости к Санни.

***

Планета Темера, система Хло, Солария, цикл 4130, 17:37 »

— Ваше Высочество, к вам посетители!

— Кто там? – поинтересовалась Санни у служанки, стоявшей перед ней склонив голову.

— Его Сиятельство Герцог Гридз-ваа. Просил аудиенции.

— Гридз-ваа? Пусть войдет, Карне, — еле сдержала своё волнение Санни. Служанка развернулась к двери, чтобы провести гостя в приемную принцессы, и в этот момент столкнулась с герцогом.

— Извините, Ваше Высочество, что без стука. Я услышал, что вы соизволили меня принять, и взял на себя смелость не тратить ваше время, заставляя себя ждать.

— Карне, оставьте нас, — приказала принцесса.

 

Проводив девушку взглядом, герцог широко улыбнулся и направился к Санни.

— Привет, Санни! Как поживаешь, старушка? — Гридз-ваа по-дружески обнял принцессу и вручил ей цветы.

-Ой, спасибо, герцог! Я так рада тебя видеть, по прошествии стольких лет! Где ты был всё это время? Гонялся за молоденькими бргандзваинками на родной планете?

– Ну что ты! Я уже давно остепенился, — грустно вздохнул герцог.

– А я уж было думала, не случилось ли чего. Я же помню, что Саргон всё грозился тебя лично расстрелять, ага.

–  Хе, лично он не решился, а подосланная Саргоном расстрельная команда была аннигилирована сразу же по прилету на Крудз-ваа, что позволило мне спокойно заниматься своими делами, а именно – отдыхать, — Гридз-ваа замолк, разглядывая диадему на голове принцессы, а потом, как бы невзначай, кинул. – Кстати, в отпуске у меня возникла отличная идея! – далее последовала театральная пауза, во время которой он обвел взглядом приёмную.

– Интересно. А что за идея? – не выдержала заинтригованная Санни.

Герцог ухмыльнулся и жестом предложил девушке пройти на диваны, что они незамедлительно и сделали.

— Там, на отдыхе, — начал Гридз-ваа издалека и махнул куда-то вдаль, — я много думал о нашем любимом Некрономиконе. О том, как сделать его лучше…

— Ну так что, придумал что-нибудь? – торопила его Санни, любопытство которой уже переливалось через край.

— Да, разумеется, Санни. Я думаю, что нам пора реформировать систему государственного управления. И начать предлагаю с верховного органа – Совета.

— Ну… — разочарованно вздохнула Санни. – Ты, возможно, не слышал, но у нас война сейчас. Не лучшее время для реформ. Тем более подобных. Требующих много времени на подготовку и реализацию.

— Бесспорно, — герцог понимающе кивнул, — надо будет всё продумать. А пока. Я тут набросал пару своих мыслей, — с этими словами он вытащил из портфеля толстую стопку бумаг и пару дисков и передал их принцессе. Санни открыла её на середине, потом вытащила последний лист. Её глаза с ужасом распахнулись.

— Две тысячи страниц девятым шрифтом! Герцог, вы чего? Это и есть ваша идея? Вы этим занимались во время отпуска?

— Санни, успокойся. На дисках есть краткое изложение на семистах страницах, — Гридз-ваа, прищурившись, наблюдал, как Санни яростно перелистывает страницы, и ждал, когда первая волна гнева схлынет.

— Гридз, понимаешь, даже если я всё прочитаю, надо будет всё согласовать с остальными членами Совета, — попыталась зацепиться за последнюю соломинку Санни. – На это могут уйти сотни циклов, — она отложила тяжелую стопку в сторону. – Такие дела так просто не делаются. Извини.

— Я уже со всеми согласовал, Санни, — герцог внимательно следил за реакцией принцессы, готовясь ко второй волне гнева. – Теперь дело только за тобой. Ты – председатель Совета. Тебе и ставить, либо не ставить, — он сделал ударение на последнем слове, в результате чего наличие отрицания в его фразе прошло не замеченным, — вопрос о реформе перед советниками.

— Что за дела, герцог? – Санни, пораженная, хлопала ресницами и медленно качала головой. – Когда ты всё успел?

— Ну, так как? Что думаешь?

— Хорошо.

— Спасибо, Санни! – Гридз-ваа поднялся, поклонился и с улыбкой добавил. – Надеюсь, ты понимаешь, что это всё ради блага Некрономикона?

***

Планета Портдюбонёр, система Криана, Саргония, цикл 4175, 14:35 »

В зале заседаний Дворца Вечного Добра, наконец, воцарилась тишина. Председатель Совета строго оглядела сидевших за столом советников, устроивших невыносимый балаган.

— Напоминаю, товарищи, что мы рассматриваем вопрос о реформировании Совета. Предлагаю слово автору реформы – герцогу Гридз-ваа.

Сидевший рядом с председателем герцог поблагодарил Санни и поднялся со своего места.

— Друзья, к сожалению, должен констатировать, что распространение зла и пороков в нашей Вселенной выходит из-под контроля. Министерство внутренних дел и пропаганды, несмотря на постоянное раздувание штата и увеличение финансирования, не справляется со своими пропагандистскими функциями. В связи с этим я предлагаю в качестве первоочередной меры создать на базе нашего Совета Комитет охраны Добра, который, являясь верховным органом власти Некрономикона, возьмёт на себя общекоординационные функции в сфере борьбы за приобщение к Добру. Комитет охраны Добра будет состоять из эмиссаров, нет, лучше комиссаров Добра. Возглавлять его должен Верховный Комиссар Добра, по совместительству глава альянса, — Гридз-ваа сел в кресло, советники зашептались.

— Спасибо, Гридз-ваа, — Санни сделала жест, призывающий к тишине. – Товарищи советники, ставлю на голосование предложение о создании Комитета охраны Добра. Кто за?

Все подняли руки. Санни кивнула и зафиксировала в протоколе результаты голосования.

— Тогда, товарищи… комиссары Добра, давайте выберем главу Комитета. Согласно сложившейся традиции первым предлагает кандидатуру старейший член Совета…мм, Комитета – Рок.

 Бывший министр иностранных дел Конфедерации «Урал-Север», вице-адмирал Рок, услышав своё имя, бодро вскочил и торжественным тоном произнес:

— Гридз-ваа.

Герцог незаметно для окружающих улыбнулся. Всё шло по плану…

 

— Таким образом, в результате выборов первого Верховного Комиссара Добра, — начала подводить итог Санни, — девять голосов отдано за Гридз-ваа, два – за Крона, один – за Гагарина. Поздравляю, герцог! – Санни почувствовала свалившееся на неё облегчение и радость от того, что ей больше не придётся заниматься политикой, и она сможет спокойно сосредоточиться на поднятии экономики Соларии. Как показало время, и Некрономикона тоже.

***

Планета Тетис, система Юстифон, цикл 4200, 10:24 »

Загорелся зелёный цвет. Раздавшийся вслед за этим сигнал набатом прозвучал в голове у дежурного офицера. Сонливость, с которой он боролся последние пару часов, мгновенно схлынула, он одним движением руки смёл со стола всё лишнее: в основном журналы спортивного и неспортивного содержания, но также и накануне приобретенный на чёрном рынке набор для воскуривания эльфиек (покрытый рунами и инкрустированный острозаточенными полудрагоценными камнями золотистый воскуриватель с мощным встроенным нагревательным элементом; верёвка с вплетёнными алмазными нитями, кляп, смутно напоминающий многократно бывший в употреблении носок космического десантника, и инструкция по применению), натянул на голову фуражку и, выпрыгнув из-за стола, побежал к телепортатору. Но на полпути он с ужасом обнаружил, что дверь открылась самостоятельно.

— Добро пожаловать, товарищ Верховный Комиссар! – отчеканил офицер, подбежав к кабине телепортатора и приложив руку к козырьку. Одного взгляда на Верховного Комиссара хватило дежурному для того, чтобы понять, что его планам на ближайший вечер, вероятно, уже не суждено было сбыться. Он собирался встретиться с друзьями, обещавшими подогнать пару эльфиек (хотя какие в Некрономиконе эльфийки? максимум – полуэльфы) для приятного времяпровождения, отпраздновать приближающийся День охраны Добра и наконец-то достойно расслабиться, впервые после окончания Второй северной войны. Да, обидно получилось.

— Где он?

— Семьсот метров прямо по коридору, пятый поворот налево и до конца, товарищ Верховный Комиссар.

Человек, к которому обращались «Верховный Комиссар», внимательно разглядел молодого человека, достал из кармана трубку, засыпал в неё немного мохорки, и мгновенно по приёмной телепортатора распространился кружащий голову аромат одного из самых дорогих сортов укропа. Верховый Комиссар втянул порцию дыма и ласково улыбнулся:

— Плохо работаете, товарищ. Смирна-а! — и так стоявший перед ним по стойке «смирно» офицер вытянулся в струну и перестал дышать. – А теперь, крууу-гом!

Офицер повернулся на 180 градусов. В пяти метрах от него слепила своей белизной стена. Каменная кладка конца XXIII века. Гридз-ваа тоже посмотрел на стену. Одобрительно ухмыльнулся. Похлопал дежурного по плечу.

 

— Бегооом… марш! – Верховный Комиссар развернулся и величественно пошагал в указанном ему направлении, оставив позади себя звуки отчаянного соприкосновения двух тел.

***

Планета Тетис, система Юстифон, цикл 4200, 10:42 »

Дверь распахнулась и захлопнулась, известив о прибытии посетителя. Саргон, дремавший склонившись над столом, заваленным пустыми бутылками и окурками, схватил лежавший рядом добромет и развернулся к незваному гостю.

— А, Гридз, какого черта тебя принесло в такую рань? – Саргон убрал добромет в кобуру, висевшую у него на поясе, и взял из пепельницы давно потухшую сигарету, зажёг её и глубоко затянулся.

— Товарищ Саргон, как вы разговариваете с Верховным Комиссаром? – нахмурился последний, на что Саргон выпустил перед собой огромный клуб дыма.

— Не думал, что власть настолько портит людей. Мы с тобой давно на «ты», старый хрыщ!

— Товарищ комиссар, не забывайтесь! В конце концов, я не забыл, как вы проголосовали на выборах Верховного Комиссара, — Гридз-ваа задумался на пять минут, смакуя трубку, потом, как будто вспомнив что-то, поднял вверх указательный палец и добавил. — То, что вы ещё на свободе, это не ваша заслуга, а наша недоработка, товарищ Саргон. И скажите за это огромное спасибо своей маме!

— Короче, пить будешь?

— Буду.

 

Через полчаса сложившаяся было в воздухе напряженность растворилась в атмосфере застолья, и два комиссара, расслабившись, беседовали.

—  Да ты пойми, Саргош, что Гриб всех нас любит! А ты еще и комиссар Добра в этой Вселенной! Ну как он мог на тебя рассердиться?

— Не, Гри, зол на меня Гриб. За то, что я столько планет зачистил и столько намов порубил. Этим гриботрясом покарать он решил всех нас.

— Да вот именно, что всех, а не только нас! Короче, хватит фигней страдать! Все грехи не зальешь. Нужны твой опыт, твоя армия и разгром Республики Единство.

— Ну не, Гридз, я пас. Оэсдэшники и без меня замечательно справляются с эрешниками. Не хочу я больше Великого Гриба гневать. Даже не проси.

Гридз-ваа достал из кармана пакетик с непонятным содержимым, вытряхнул его в трубку и закурил. Спустя пару десятков минут, посвященных изучению этикеток на расставленных на столе бутылках, он, наконец, прервал установившееся молчание.

— Товарищ комиссар! Не хотел вам говорить, но эрешники обвиняют Некрономикон в трусости и распространяют на наших планетах листовки отвратительного содержания. Там и про вас есть, посмотрите, товарищ, — с этим словами Гридз-ваа протянул Саргону несколько листов бумаги. Последний пробежал глазами первые строчки, его лицо побагровело, дыхание участилось, в глаза вернулась привычная жесткость. Резко развернувшись к дальней стене комнаты, он скомандовал:

— Генштаб! – тут же стена загорелась, превратившись в огромный экран, на котором высветилось изображение молодого человека, одетого в форму полковника вооруженных космических сил Некрономикона. —  Приступить к переброске четвертой, пятой и девятой гвардейских штурмовых дивизий в сектор F12 N205 S3. Закрепиться на плацдарме, разведать сектор и ждать моих указаний. Кажется, пора принудить Единство к миру…

 

…Верховный Комиссар стоял в сторонке и, прищурившись, улыбался, держа в руке дымящуюся трубку.

— Ну что ж, товарищ НьюАккаунт, наш выход! Ваш ход!

***

Мир! »

Планета Крудз-ваа, система Ваа, Герцогство Бргандз-ваа, цикл 4485, 9:34 »

Герцог Гридз-ваа стоял неподвижно, любуясь представшим перед ним видом. В конце концов, он не смог cдержать восторженную улыбку. Его изображение в зеркале улыбнулось ему в ответ.  Гридз-ваа по очереди начал поднимать брови, затем обе одновременно, потом пошевелил ушами…  В этот момент стоявший у него за спиной человек не выдержал и вкрадчиво произнес:

— Извини, что прерываю, Гридз…

Герцог испуганно обернулся и увидел перед собой Санни.

— Эээ, привет, комиссар! Как дела? Случилось  что-то? Ты давно здесь стоишь? – проследив за взглядом Санни, он побледнел и едва уловимым движением руки снял с головы корону и сунул её под подушку на кровати, стоявшей возле зеркала. Санни опустила глаза  на выглядывавшую из-под подушки корону, инкрустированную черными бриллиантами, среди которых ярко сияли желтые сапфиры, образовывавшие надпись NN.

— И давно у тебя это, Гри?

— Это тёща подарила. Древняя… точнее новая корона бргандзваинских герцогов, — неряшливо махнул рукой Гридз-ваа.

— Ага, да, разумеется, — Санни сделала вид, что поверила. Довольно укоризненный вид, впрочем. Герцог поспешил перевести тему:

— Ты сегодня не надушилась никакими духами. Обычно все о твоём приближении за милю узнают.

-С чего ты взял, что не подушилась. Духи из соларианской розы. Аромат раскрывается, только когда испытываешь позитивные эмоции. Потому я удивлена, что ты не услышал его. Судя по всему, — усмехнулась Санни, — у тебя был повод для позитивных эмоций.

Гридз-ваа рассмеялся. В этот момент загорелся зеленый цвет на кабине телепортатора. Код доступа к нему знали только члены Комитета охраны Добра. Гридз-ваа накинул на подушку свою мантию, погребя под ней предательски сиявшую драгоценными камнями корону, чем вызвал ещё одну усмешку у Санни. Из кабины вышел Кверт, и Гридз-ваа направился ему навстречу.

— Здравствуй, комиссар! Как дела? Как дочка, жена?

Друзья пожали друг другу руку. Кверт повернулся к Санни и слегка поклонился ей в знак приветствия. Санни ответила ему улыбкой и кивком головы.

— Да ничего, спасибо. Жена с дочкой чувствуют себя отлично!  — внезапно его лицо посерьезнело. – А вы чего здесь делаете? Я вас повсюду ищу. Вы что, на совещание Комитета охраны Добра не идете что ли?

— Ой! – раздался женский вскрик. – Совсем забыла. Я ж сюда за тем же прилетела.

Лицо герцога потемнело, как небо во время грозы.

— Блин. Совещание… А я доклад не приготовил, — вздохнул он. – Опять буду ни бе, ни ме.

— Да ладно, чего ты! Посидишь за компанию, послушаешь. Весело же, — попытался подбодрить его Кверт.

— А тема хоть какая?

— Итоги операции по принуждению Республики Единства к миру.

— О, интересно. Ладно, погнали! – и все трое прошествовали к кабине телепортатора, в которой  они скрылись один за другим на пути к Полярной звезде, вокруг которой вращалась планета-столица Северного Сияния – Орор Бореаль.

***

Планета Орор Бореаль, система Полярной звезды, Северное Сияние, цикл 4499, 9:55 »

Когда Гридз-ваа, Санни и Кверт вошли в сияющий радужным светом, роскошно декорированный зал заседаний, все комиссары Добра уже были в сборе. Герцог Гридз-ваа прошествовал на место Верховного Комиссара, сел в кресло и поднял руку. Тотчас же все затихли.

— Итак, город засыпает… — присутствующие в зале комиссары начали удивленно переглядываться.

— В смысле, товарищ Верховный Комиссар? – высказал всеобщий вопрос Воробей.

— В смысле, что нормальные люди спят ещё, а мы тут заседаем! – недовольно пробурчал Гридз-ваа. – В отпуск пора, короче. 

— Ближе к делу, Верховный Комиссар! – выкрикнул со своего места вице-адмирал Джуниор Джон.

— Итак, — во второй раз начал Гридз-ваа, — приветствую вас всех, друзья! Мы сегодня собрались здесь для того, чтобы… — Гридз-ваа начал оглядываться по сторонам. – А где сок? Почему не видно сока?

Глава Северного Сияния, адмирал Крон, на правах (и обязанностях) хозяина дворца, встал, прошествовал в дальний угол зала,  вернулся оттуда с полным кувшином, поставил его перед  Верховным Комиссаром и, не сказав ни слова, вернулся на своё место.

— Потому что во всём должен быть порядок, — философски заметил Гридз-ваа, наливая себе в бокал содержимое кувшина. – Давайте уже приступим к делу! Какие вопросы стоят на повестке? — сидевший рядом с ним Рок протянул ему материалы для совещания. Герцог быстро проглядел их.

-Хорошо. Тема сегодняшнего совещания – «Итоги операции по принуждению Республики Единства к миру». Начнем со статистики, пожалуй. Комиссар Гагарин, доложите, пожалуйста, каковы потери сторон по наместникам.

Гагарин, с  не сходящей с лица ироничной улыбкой, поднялся со своего кресла, вставил в разъем на столе перед ним чип, и в тот же миг перед глазами всех присутствующих возникла таблица потерь сторон по наместникам.

 

Номер нама

Единство

Некрономикон

13

1

Нет

12

2

Нет

11

14

23

10

30

67

9

58

69

8

79

48

7

78

37

6

77

25

5

61

19

4

50

16

3

39

13

2

34

8

1

22

6

ВСЕГО

545

331

— Уважаемые члены Комитета охраны Добра, как вы видите из представленной  вашему вниманию таблицы, вооруженные силы Некрономикона уничтожили 545 наместников Республики Единства. Республика уничтожила, по имеющейся у нас информации, 331 наместника  Некрономикона.  При этом около 300 наместников Некрономикона погибло в результате рейда по нашим тылам, организованного Иридиумом и продолженного Сукортом, — при упоминании этого имени многие поморщились, а Гагарин продолжил. – Если сравнивать качество уничтоженных наместников, то здесь стоит отметить, что силами Некрономикона были добыты кейсы одного 13-го и двух 12-х наместников. По 11-м и 10-м наместникам у Единства преимущество, так как у них просто не было такого же числа 11-х и 10-х наместников, сколько у граждан Некрономикона. А далее, по мере понижения уровня наместников возникает существенное преимущество Некрономикона, что наглядно демонстрирует разницу в потенциале экономик Некрономикона и Республики Единства. Наконец, нельзя не упомянуть уничтожение шести наместников Сукорта, начиная с 13-го, — на этих словах по залу разнесся одобрительный гул, —  и, товарищ Верховный Комиссар, трёх наместников Президента Республики НьюАккаунта.

— Спасибо, Гагарин, — Верховный Комиссар кивком головы предложил тому занять своё место и, сверившись с повесткой дня, продолжил совещание. – Комиссар Ужастик, огласите распределение уничтоженных наместников противника среди личного состава.

— Уважаемые комиссары, нами был подготовлен рейтинг истребителей вражеских наместников, — он вставил чип в разъем. Все начали внимательно изучать цифры.

Рейтинг намоубивцев

1. Крон – 145 намов

2. Гагарин – 140 намов

3. Саргон – 76 намов

4. Ужастик – 73 нама

5. Жерг – 37 намов

6. Джуниор Джон – 33 нама

7-8. Найсивен – 16 намов

7-8. Кремень – 16 намов

9. Аспид – 12 намов

10. Кансер Арт – 8 намов

Дав членам Комитета охраны Добра время ознакомиться с приведенными данными, Ужастик продолжил:

— Как видите, первое место в нашем рейтинге занял адмирал Крон со 145 уничтоженными наместниками, — присутствующие в зале зааплодировали, Крон приложил кулак к сердцу и слегка наклонил голову в знак признательности. – Второе место занял  адмирал Гагарин со 140 тушками наместников. Остальные отстали от первого места более существенно. Тройку замкнул адмирал Саргон с 76 наместниками. 

— Благодарим вас, Ужастик. Присаживайтесь, — Гридз-ваа отхлебнул немного сока. – Следующий докладчик, комиссар Жерг, расскажет нам о ситуации на фронтах. Прошу вас.

— Спасибо, товарищ Верховный Комиссар, — Жерг поднялся со своего места и повторил ритуал вставления чипа, ранее совершенный его предшественниками. Перед комиссарами возникла карта сектора Вселенной, за который последние две тысячи циклов  кипели ожесточенные бои.

Карта завоеваний

Карта завоеваний

Жерг показал рукой на пересекающую карту линию. – Вот граница, которую власти Республики Единство требовали во время последних переговоров шестьсот циклов назад. Она проведена серым маркером, символизируя цвет пыли, в которую превратились все захватнические замыслы республиканцев. Линия проходит по звездным системам с координатами:  536:1685 – 521:1695 – 513:1700 – 500:1700 – 450:1725 – 450:1800 – 397:1800 – 370:1770 – 370:1765.

Герцог Гридз-ваа наблюдал за выступавшим комиссаром, а в голове у него проносились мысли: «Хм, этот Жерг имеет все качества для того, чтобы стать Верховным Комиссаром Добра. Надо будет обратить на него особое внимание…». В этот момент Жерг кашлянул, чем вынудил Верховного Комиссара оторваться от перебирания в уме известных ему быстродействующих ядов.

— Да-да, Жерг, продолжайте, — вздохнул Гридз-ваа, ругая себя за очередной приступ паранойи. Внезапно он почувствовал тяжесть  всех своих 460 лет.

— А эта зеленая линия очерчивает территории, освобожденные от присутствия граждан Единства и частично заселенные переселенцами из центральных провинций Некрономикона. Линия проходит по координатам 530:1600-450:1600-420:1650, далее по официальной границе Некрономикона. Кроме того, зачищен район в пределах границ, проходящих по координатам 320:1695-345:1670-380:1710-380:1770-330:1770. Таким образом, полностью очищена от противника территория Некрономикона, а также захвачены немалые территории Республики Единства.

-А конкретно на фронтах какая ситуация, Жерг? – уточнил сидевший рядом с докладчиком ПСВ.

— Если рассматривать ситуацию на фронтах, то её можно охарактеризовать просто. Тотальная зачистка планет противника при практически полном отсутствии вразумительного сопротивления. У Республики имеется в наличии несколько десятков крейсеров и звезд смерти, но они перемещаются по непонятной траектории поодаль от линии фронта, на которой наши силы осуществляют зачистки.

— Да, — подтвердил Саргон, — я даже не пытаюсь уже гоняться за их линкорами. Они просто следят со стороны за уничтожением населения планет. Наверно, снимают всё на камеру с целью накопления доказательства и последующей подачи жалобы в Грибузерианский суд.

 

— Не совсем, — перебил его Жерг. — Штаб аналитиков Некрономикона понаблюдал за кораблями Республики Единство, в частности летающих с гербом адмирала Сейджа на борту. Был сделан обескураживающий вывод! – Жерг сделал паузу и многозначительно поднял указательный палец  вверх.

— Какой же? – с живым интересом спросила Санни.

— Большинство капитанов кораблей Единства не в курсе, что их руководство принуждают к миру военными методами.

— И как им это только удаётся? – удивленно воскликнул Супермаус Третий. — Разве есть еще во Вселенной существа, не знающие о нашей операции?

— Есть, — продолжил Жерг. – И это подтвердил захват  экипажа вражеского крейсера. Оказывается, на нём от старости вышли из строя все устройства связи. И капитан корабля просто выполнял должностные инструкции, патрулируя выделенный ему сектор. Видели бы вы его изумленное лицо на допросе.

— Понятно. Спасибо большое, товарищ комиссар, — прервал выступление Верховный Комиссар. – Продолжим. Комиссар Найсивен, расскажите, пожалуйста, каково соотношение зачищенных планет?

— Ой, соотношение замечательное, — заговорнищески улыбнулась Найсивен и развернула лежавший перед ней порядком помятый листок. – Глядя на эти цифры, вопросов, кто выиграл войну, даже не возникает. За время операции по принуждению к миру нашими силами было зачищено более тысячи планет Единства, и это не считая подскок-баз. О каких-либо территориальных потерях со стороны Некономикона мне не известно.  Хотя, нет. Поступала периодически информация о том, что флотоводцы-эрешники увлеченно чистят наши подскок-базы. Это навело нас на мысль, как занять наступающие силы Сейджа: капитан Аспид и капитан Пред просто организовывали эти самые подскок-базы в районе нахождения флотов противника. А тот с упоением занимался их ликвидацией. Так и развлекались в течение пятисот циклов. А в результате Сейдж, имея в распоряжении превосходящие силы, смог продвинуться вперед всего лишь на несколько грибометров. Ну а наиболее яро принуждал к миру население планет эрешников адмирал Ужастик. Он один зачистил около 300 планет.

Слушая доклад Найсивен, Верховный Комиссар поймал себя на мысли, что по залу с нарастающей силой распространялся неизвестный, сказочный аромат. «Соларианская роза!» — осенило его. Её аромат умиротворял и пьянил, порождая целые потоки мыслей, струившихся в голове подобно горным ручьям. Перед его глазами проносились события последних двух тысяч циклов. Сколько препятствий пришлось преодолеть ради того, чтобы с такой легкостью принуждать к миру целые государства, несмотря на оказываемую их союзниками помощь! Сколько сил было приложено к этому! Какие ресурсы были задействованы! Сколько людей над этим трудилось! Он почувствовал невероятное удовлетворение. Выйдя из транса, герцог почесал затылок, по-детски наивно улыбнулся и поднялся с кресла.

— Ну что же, друзья! Мы все многое сделали для того, чтобы иметь возможность сейчас сказать это… С победой! Во славу Добра!!!

— Во славу Добра! – прогремел над столом единодушный ответ.

— А теперь – фуршет! – с этими словами Гридз-ваа развернулся и направился к столику с напитками и закусками. Вокруг раздавался радостный галдеж комиссаров.

***

Планета Крудз-ваа, система Ваа, Герцогство Бргандз-ваа, цикл 4500, 18:59 »

В Министерстве внутренних дел и пропаганды альянса Некрономикон с утра царила праздничная атмосфера. Не самая долгая, но всё равно изнурительная война, наконец-то, завершена. И она завершена победой. По этому поводу рабочий день во всех государственных учреждениях Некрономикона официально был сокращен на час, а фактически – на два. В родном Министерстве Капеца был организован праздничный вечер. Выступали клоуны и известные артисты. Шампанское лилось рекой. На столах стояли изысканные блюда от лучших поваров города. Сам Капец сидел за столом и пьяными от счастья и не только глазами оглядывал банкетный зал. Рядом писала что-то в своём органайзере Самое Оно.

— Самое, да ты отдохни, наконец! Нельзя же всё время работать! – не выдержал Капец и вырвал органайзер из рук девушки. Самое улыбнулась и взяла со стола яблоко. – Даже не верится, что всё закончилось. Да ещё так быстро.

— Да, господин министр. Очень быстро, — Самое с интересом следила за клоуном, вытягивавшим танцевать двух подвыпивших сотрудников Министерства. В это время на сцене выступала одна из самых популярных групп Вселенной – «НН».

— Слушай, но я так и не понял, когда наступил переломный момент в войне.

— С уходом Сукорта, — в очередной раз повторила Самое своему начальнику, который в этот день положительно не мог сконцентрироваться ни на чем, что ему говорили. – Он покинул эту Вселенную вскоре вслед за своим отцом, Кластером Седьмым. После этого прекратился рейд по планетам Некрономикона. Затем погрузилась в анархию четвертая часть территории Республики Единство, — девушка положила на тарелку надкусанное яблоко, взяла лежавшую перед ней грушу и поднесла её ко рту. – А без этой фигуры НьюАккаунту поставили шах. И мат!..

 

 

Огрызок груши упал на тарелку. Раздались заключительные аплодисменты. Люди потянулись по домам. А дома их ждали мир, семейный покой и любовь!..

Ну и Добро, разумеется. Куда уж без него? 😉

******

 

Архив

Комментарии

Еще нет ни одного комментария. Будь первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены, чтобы оставить комментарий.