IDD: «Главный ресурс Империи» #20

Кабинет овер-канцлера Империи обычно представлял собой образец порядка, олицетворяемого особым отделом. Строгий стол с аккуратно разложенными на нем папками, общий терминал, несколько коммуникаторов. Большой сейф около стены со множеством ячеек, каждая педантично пронумерована в соответствии с какой-то неизвестной системой. Справа от него огромное окно, позволяющее обхватить взглядом всю имперскую столицу с высоты верхнего этажа цитадели овер-канцелярии. И, в качестве обязательного атрибута, над самим столом огромный портрет Императора в рамке, стилизованной под символ Империи.

Кабинет был всегда безупречно чист и, казалось, что даже холодный фильтрованный воздух здесь гораздо прозрачнее, чем где-либо в другом месте.

Но уже вторые сутки этот самый кабинет являл собой довольно печальное зрелище. Вторые сутки овер-канцлер Ашер Амра практически безвылазно сидел за столом, и его рабочее место, как, собственно, и все вокруг в кабинете, медленно, но верно превращались в нечто такое, чему прекрасно соответствовало одно хорошее, меткое слово.

Бардак.

Впрочем, то, что творилось сейчас в Империи, также полностью подходило под это определение.

Ночью Ашера поднял с постели входящий вызов дежурного. На рабочий коммуникатор овер-канцлера пришло срочное сообщение, и по его собственной инструкции ему было немедленно об этом доложено.

Через полчаса недоумевающий Ашер прибыл в здание овер-канцелярии. И остался здесь на долгие двое суток.

Сообщение было совсем не одно. Длинный список даже не поместился на экране, и все они были заверены хорошо знакомой имперской печатью.

Во-первых, главе овер-канцелярии предписывалось немедленно произвести арест с дальнейшим тщательным расследованием в отношении группы лиц, подозреваемых в измене. Список прилагался, и вначале Ашер даже отказался поверить глазам. Там были указаны такие имена, что овер-канцлеру стало немного не по себе. Причем начинался список с его первого заместителя, много лет бывшего Ашеру незаменимой правой рукой.

Далее овер-канцлеру вменялось обеспечить координацию вывода военных сил Империи из сектора, где велась война с энергами. И, более того, немедленно переправить войска на новое приоритетное направление, как указывалось в документе, на подавление «бывших союзников, осуществивших предательский сговор с мятежниками». Перечень свежеобнаруженных врагов опять-таки прилагался, и Ашер почувствовал, как при взгляде на него тревожно закололо в груди.

Хорошо еще, что флай-командор Гахен сохранил лояльность. Овер-канцлер вторично пробежал глазами список предполагаемых изменников, чтобы точно убедиться в этом, и голова его привычно заработала, тщательно анализируя ситуацию.

Ашер давно привык к тому, что если вся его организация в курсе практически девяноста процентов событий, происходящих в обжитой вселенной, то Император каким-то непостижимым образом все равно знает больше. И иногда эти самые недостающие десять процентов способны в мгновение ока исправить любой надвигающийся кризис.

Ведь проглядели же они Павлевски. Именно он, Ашер, подтвердил целесообразность дальнейшего использования неуравновешенного флай-командора в войне с чужими. В конце концов, откуда он мог знать, что тот сорвется именно на энергах, ведь до этого его маленькие «странности» ничуть не мешали побеждать снова и снова.

А Император как-то узнал. И только по его личному запросу было начато то расследование, чуть было не стоившее ему места. Ашер с недовольством вспомнил операцию, проводившуюся поспешно и без должной подготовки. Ликвидация прошла топорно, и он подозревал, что некоторые офицеры из высшего командного состава так и не поверили в версию о самоубийстве, специально пущенную в качестве слухов под прикрытием официального сообщения о гибели Павлевски в боях.

Поэтому прямо тогда же, ночью, Ашер попытался связаться с Императором через закрытый канал. И не смог, так как канал молчал. То есть там не было даже дежурного оператора, который хотя бы мог передать сообщение. Просто пустой экран.

Это было странно, но в тот момент Ашер не стал забивать себе голову такими пустяками. По крайней мере, у него были четкие и недвусмысленные указания, которые следовало претворить в жизнь.

Первые сутки были для него тяжелым испытанием.

Волна арестов прокатилась по Империи, сотрясая чиновничий аппарат на самых различных уровнях. Допрос своего заместителя, проведенный лично овер-канцлером, ничего не дал и лишь сильнее вымотал Ашера. Впрочем, особых надежд на него и не было. Заместителем Амры был особист с большим стажем, лично отобранный им и возведенный почти на самый верх овер-канцелярии, поэтому допрос быстро свелся к противостоянию двух профессионалов, хорошо знакомых с методами работы друг друга. Собственно, Ашера больше интересовало, что именно заставило того совершить предательство.

Особую надежду овер-канцлер возлагал на беседу со своим коллегой, главой ресерч-канцелярии Аеро Накаямой. Он был давно на прицеле у особого отдела, но с персоной такого ранга следовало вести себя максимально осторожно, и овер-канцелярия до сего времени лишь наблюдала и собирала доказательства. Введенные в его окружение агенты не раз сообщали о подозрительных контактах, но отследить их не представлялось возможным. Что уже само по себе говорило далеко не в пользу научника.

В поле зрения особистов Накаяма попал после расследования так называемого «инцидента на Ларге». Какой-то чрезмерно ретивый овер-подполковник уничтожил маленькое королевство, и в ходе разбирательства этого недоразумения всплыло, что несколько лет назад глава ресерч-канцелярии лично вел несанкционированные переговоры с королевой Ларги. Естественно, это не могло не заинтересовать особый отдел, тщательно наблюдающий за всеми людьми ранга Аеро Накаямы.

Ресерч-канцлер успешно уклонился от беседы, ночью застрелившись у себя в кабинете и подтвердив этим свое участие в заговоре. Но зато после него наконец-то осталась неподчищенная ниточка – незадолго до самоубийства Накаяма отправил какой-то груз на «Атлантис», мобильную экспериментальную лабораторию по производству и испытанию групп зачистки.

Ашер тут же затребовал все, что только можно было узнать по «Атлантису».

Ресерч-полковник Алексей Вольский. Талантливый научник. Лоялен. Не замечен.

Зацепок не было.

Он открыл маршрутную карту «Атлантиса» и напрягся. Последнее место прибытия – Ровентия. Заурядная планета-пустынник с захолустной военной базой. Ничего примечательного.

Ничего примечательного, если не считать того, что там находился его бывший сокурсник по училищу, коллега и бывший друг овер-майор Отто Райсман. И что «Атлантису» там делать было совершенно нечего.

Овер-канцлер хорошо помнил Отто. Они дружили еще с юности, и Ашер всегда восхищался поистине природной хваткой товарища. Не было такой тайны или загадки, которая бы поставила Отто в тупик. Его способность брать след там, где, казалось бы, и зацепиться не за что, не раз становилась предметом бездумных споров и легкомысленных пари. Что и довело в конце концов до беды.

Ашер хорошо запомнил тот вечер, когда они, два многообещающих овер-майора, стремительно делающих карьеру, поднабрались хорошенько после работы. Как обычно, дело дошло до подтруниваний над Отто и Ашер спьяну придумал, как ему тогда показалось, непосильное испытание.

– Местонахождение, – сказал он, пытаясь сохранять серьезность.

– Согласен. Срок? И на что?

– Неделя. Бутылка «Имперского Дара».

– Не разоришься? – Райсман насмешливо смотрел на него. У него всегда была какая-то странная, бесшабашная улыбка.

– Нет. В этот раз я точно уверен.

– Ладно, идет. Можешь заказывать заранее. Кого ищем? Как обычно? Ни имен, ни званий? Какой-нибудь незначительный эпизод из жизни? Давай, не стесняйся. Я же по твоей хитрой роже вижу, что ты уже заготовил что-то заранее, – Райсман заинтересовано глядел на Ашера, над шарадами которого всегда приходилось изрядно попотеть.

– Да нет, в этот раз все проще. Более того, дам даже имя.

– Слишком легко.

– Отказываешься от «Имперского Дара»?

– Мне уже тебя жалко. Ладно, слушаю. Тогда давай только имя и все.

– Хорошо. Сайрус фон Бейли.

Ашер увидел внезапно протрезвевшие глаза приятеля.

– Местонахождение Императора?

– Ты согласился. Когда мне ждать выигрыш?

Райсман внимательно смотрел на него.

– У меня еще неделя, не забывай.

– Тогда могу дать парочку бесплатных наводок.

– Давай. Отказываться не буду.

– Группы видеозаписи обращений. Перевозятся в отключке. Можно попробовать отследить.

– Сомнительно. Уровень проверки должен быть очень высок.

– Хорошо. Семья. Жена, сын.

– Возможно. Но вряд ли. Их должны охранять еще сильнее, во избежание похищений. Еще?

– Служба безопасности. Охрана. Обслуга.

– Реальнее. Но тоже вряд ли получится.

– Ну не знаю. «Великое Кресло Империи»? Реставраторы?

– Еще сомнительней. Наверняка реплика.

– Хорошо. Пусть мастер по копиям.

– Слишком точечно и плохо определено во времени. Всего неделя, не успеть.

– Согласен на две.

– Уверен? Никто за язык не тянул. Но подачку принимаю, не гордый.

Пьянка тогда как-то увяла сама собой. На следующий день Ашер, кляня себя за глупость, попытался разыскать Отто и отказаться от пари, обратив все в шутку, но в управлении ему сказали, что Райсман внезапно взял две недели отпуска по личным обстоятельствам.

Через десять дней Ашеру неожиданно присвоили овер-подполковника и сделали вторым заместителем тогдашнего овер-канцлера. Его новый начальник во время неизбежного предварительного разговора произнес одну, казалось бы, невинную фразу:

– Надеюсь, мы с вами сработаемся, Амра. И, кстати, отметьте свое повышение, только отметьте в одиночку, – и, достав из стола бутылку «Имперского Дара», придвинул ее к овер-подполковнику.

Такая бутылка стоила полтора его месячных жалованья, и Ашер прекрасно понял намек овер-канцлера.

Райсмана в столице больше никто не видел. Конечно же, Ашер проследил судьбу своего коллеги, обнаружив того в ссылке на Ровентии. И даже совсем уже было написал сумбурное письмо, полное какие-то ненужных оправданий и отговорок.

А потом бросил взгляд на подаренную бутылку и стер его, оставшееся неотправленным.

И, даже сам заняв место овер-канцлера, так и не нашел в себе сил связаться с Ровентией.

Кстати, тот подарок до сих пор зачем-то хранился в его сейфе. И именно сейчас Ашеру вдруг сильно захотелось откупорить его и сделать большой глоток.

Он затребовал список личного состава военной базы Ровентии. И напрягся еще сильнее.

Мартин Клэй. Флай-капитан, проходивший по ларганианскому делу. Присвоен статус «А». Мятеж.

Рональд Райлер. Флай-лейтенант, приемный сын Павлевски. Мятеж.

И если второго еще можно было списать на пусть и странное, но совпадение, то по первому имени ясно прослеживалась цепочка Накаяма – Ларга – Клэй – Ровентия – «Атлантис» – Вольский – Накаяма.

Ашер удовлетворенно тряхнул головой, как собака, взявшая след. Ниточка, оставленная Накаямой, прямо на глазах толстела и превращалась в веревочку.

И вот уже два дня никаких результатов.

Связи с Ровентией нет. Ни по общему, ни по закрытому каналу особого отдела. Овер-канцлер уже направил туда мобильную группу, но ей еще были нужны как минимум сутки, чтобы добраться до места.

В маршрутной карте «Атлантиса» следующим пунктом значилась Джайлау. Подумав, Ашер сразу же отказался от мысли связаться непосредственно с лабораторией. Это могло вспугнуть Вольского. На заштатную гражданскую планету, где «Атлантису» опять-таки совершенно нечего было делать, вылетел тяжелый военный транспорт с группой захвата. Но и им нужно было время.

Время. Время стремительно утекало. Заканчивались уже вторые сутки и все отделения овер-канцелярии трудились в поте лица, терзая допросами многочисленных подозреваемых. Результатов было крайне мало, что позволяло сделать неутешительные выводы о хорошо законспирированной сети.

Связи с Императором не было. Лишь в информ-отдел была переслана запись с коротким обращением, тут же ушедшим в эфир. Впрочем, Ашер хорошо представлял себе, что творится сейчас в дипломатическом сообществе. Гигантское количество протестов, разорванных договоров – и это только видимая часть айсберга, то, что происходит на закрытых каналах, овер-канцлер даже затруднялся оценить. Поэтому совсем неудивительно, что у Императора не хватает времени на консультации овер-канцелярии. Даже дежурный оператор, судя его по отсутствию, привлечен к авральной работе.

Время. Что ж, механизм запущен и остается только терпеливо ждать новых результатов.

Ашер оставил очередное сообщении на закрытом канале Императора с коротким докладом о проделанной работе. Рано или поздно оно дойдет до адресата, продемонстрировав, что овер-канцелярия тоже не даром ест хлеб. И что так любимые Императором научники замазаны в заговоре по самые уши.

И почему, тьма его накрой, нет связи с Райсманом? Овер-канцлер готовился к этому разговору долгие годы, и невольно даже обрадовался неожиданно возникшему поводу. В конце концов, это работа, Отто не может этого не понять.

Ужасно болела голова. Овер-канцлер недовольно оглядел захламленный кабинет и поморщился. Помещение, обычно просторное и светлое, сейчас казалось затянутым каким-то полумраком, хорошо отображая его настроение.

Ашер устало потер ноющий висок, и, подойдя к сейфу, решительно достал бутылку «Имперского Дара».

Пора заканчивать с призраками прошлого.

 

« Назад :: Вперед »

Архив

Комментарии

Еще нет ни одного комментария. Будь первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены, чтобы оставить комментарий.