IDD: «Главный ресурс Империи» #16

Что-то в этой женщине настораживало.

Она стояла и смотрела на Мартина, задумчиво улыбаясь. Почему-то они находились в необычном странном помещении, полутемной комнате без окон, и слои пыли недвусмысленно говорили о полном запустении. По углам чадили факелы, причудливо разгоняя тени по стенам. А ровно посередине на небольшом возвышении располагался богато украшенный саркофаг, подозрительно смахивающий на стандартную имперскую капсулу жизнеобеспечения. Как если бы какому-нибудь сумасшедшему художнику пришло в голову украсить ее затейливым золотым рисунком и притащить в этот подвал.

Женщина была в каком-то ветхом, много раз заштопанном платье, но это странным образом только подчеркивало ее красоту. Мартин попробовал заговорить с ней, но слова почему-то отказывались возникать. Женщина быстро поднесла палец ко рту, призывая к тишине, и он послушно прекратил попытки.

Где-то на заднем плане его здравый смысл вопил о том, что как раз сейчас его, тщательно зафиксированного на медицинском стенде, переделывают в карателя. Но почему-то эта комната и женщина, стоящая рядом с капсулой-саркофагом, казались намного реальнее событий последних дней, Райлера, энергов, Гнусмана.

«Наблюдай, Смотри», – голос рождался где-то внутри него, появляясь даже не словами, а некими образами слов, картинками, идущими одна за другой. Но Мартин их легко понимал, и, более того, даже не стараясь, тут же смог вызвать в своей голове такую же цепочку.

Тело его не слушалось, и смотреть Мартин мог лишь туда, куда его взгляд направляла какая-то внешняя сила. Было очень похоже, что он смотрит запись и его глаза – это просто камера, независимо от него гуляющая по сторонам. Вот она поплыла ближе к саркофагу, но его содержимое тщательно укрыто и камера тут же перешла опять на стоящую женщину.

Внезапно Мартин понял, что в ней неправильно. Сквозь тело женщины пусть не сильно, но все же просвечивала стена за ней.

«Голограмма», – для этого слова образ был какой-то корявый, как бы неуклюжий, выбивающийся из общего ряда. «Изображение, Отражение», – тут же сменил его ряд других, более уместных.

«Вопрос», – Мартин понял, что это он уже сам только что создал словообраз, и цепочка потекла ручейком, – «Я, Ты, Вопрос».

Женщина опять покачала головой. Подняв руку, она показала куда-то в сторону и камера послушно поплыла в том направлении.

В комнату вел проход, которого Мартин сперва даже и не заметил. Просто более темное пятно на фоне стены.

«Смотри, Человек, Вход», – он послушно вгляделся в пятно. И тут же различил, как где-то внутри, далеко, мелькают несколько тусклых огоньков, временами размазываясь и превращаясь в удлиненные лучи.

«Свет, Несколько», – немедленно всплыла новая цепочка.

Огоньки приближались, и через несколько минут в помещение осторожно проникли трое людей с фонариками. Один из них был хоть и в возрасте, но все еще в звании имперского ресерч-лейтенанта, о чем недвусмысленно сообщала его форма.

Камера отъехала куда вбок и вверх, и перед глазами Мартина комната с саркофагом предстала во всем объеме. Ресерч-лейтенант отдавал быстрые команды, которые почему-то не было слышно. Впрочем, Мартин понял, что с самого начала не слышал ни одного звука, в то время как горящие факелы должны были хотя бы потрескивать.

Два других человека, ловко орудуя инструментами, вскрывали саркофаг. Женщина переместилась в дальний угол и печально смотрела на них. Крышка чуть-чуть поддалась, и Мартин как наяву ощутил нетерпение ресерч-лейтенанта. Его помощники немного ускорили действия, очевидно, подстегнутые очередной немой командой.

«Быстрота, Опасение, Возвращаться, Интерес», – образы пришли со стороны лейтенанта. Они были какие-то обрывочные, незавершенные, и вызывали необъяснимую неприязнь.

Наконец, крышка сдалась. Двое рабочих отступили, а ресерч-лейтенант резко подался вперед, чтобы заглянуть вовнутрь. Камера рывком ускорилась, и глаза Мартина как будто переместились в голову научника.

В саркофаге лежал полностью высохший труп в том самом платье, которое Мартин видел на женщине. Руки были сложены на груди, и как бы сжимали узкую металлическую трубку с двумя сочленениями. Конец ее венчала торчащая длинная игла.

Мартин увидел метнувшуюся ладонь ресерч-лейтенанта, аккуратно схватившую эту трубку. Научник поднес ее почти к самым глазам Мартина и пальцем другой руки провел по поверхности, очищая небольшой темный экранчик. Взгляд дернулся в сторону, на одного из стоящих людей и тот, выудив из своего рюкзака небольшой ящичек, раскрыл и поднес его к лейтенанту. Трубка отправилась туда, и ящичек все так же беззвучно закрылся, хотя Мартин прекрасно представлял себе звук герметизирующегося имперского стази-контейнера.

Взгляд Мартина опять резко переместился на общий обзор. Научник практически с головой залез в саркофаг и увлеченно там что-то искал. Женщина за это время ничуть не поменяла своей позы, и теперь смотрела прямо на Мартина.

«Смотри, Вопрос», – Мартин сообразил, что словообраз «Вопрос» совсем не тот самый, который придумал он. Его был увесистый, тяжелый, а этот, наоборот, плавный и легкий.

«Согласие», – новые цепочки давались ему все легче и легче.

«Радость, Страх, Интерес, Успех», – рваные образы научника. Ресерч-лейтенант бережно передавал очередную находку – поблескивающий кристалл, похожий на имперские информационники, но только в несколько раз больше.

«Печаль, Зло, Отчаяние», – это уже женщина. Взгляд Мартина скачком перевелся прямо к ее полупрозрачному лицу.

«Печаль, Зло, Отчаяние», – снова повторила она. Лицо текло и меняло очертания, превращаясь поочередно в лица знакомых ему людей. Ольга, Райлер, еще кто-то, кого Мартин даже не мог вспомнить, а под конец почему-то веселящийся Гнусман.

И опять все погасло.

 

– Медицинские показатели в норме. Состояние стабильно, сэр.

Голос доносился откуда-то издалека. Слова были понятны, но общий смысл ускользал.

– Мозговая активность сильно повышена.

– Увеличить уровень подавления.

– Увеличен, сэр. Динамика снижения весьма незначительна.

– Еще пять единиц.

– Сэр, вы уверены, сэр?

– Выполняйте, тьма вас накрой! Готов спорить, этот экземпляр выдержит еще два раза по столько.

– Увеличен на пять единиц, сэр. Активность снижена и продолжает падать.

Боль. Непереносимая боль в ногах.

– Подключена моторика, сэр. Мозговая активность опять лезет вверх. Он сейчас очнется прямо здесь, сэр!

– Еще пять единиц.

Пауза.

– Тест на переносимость С-14 – результат положительный, сэр.

– А давайте-ка на нем сразу и проверим пятнадцатый.

– Есть, сэр. Тоже положительно, сэр.

– Замечательно, пятнадцатый заставит его вести себя поспокойней. С ужасом вспоминаю первую В-серию «злобников».

– Да, сэр. Вы неплохо улучшили ее с той поры, сэр.

– Я и сам знаю, что неплохо. Но и недостаточно хорошо.

– Есть, сэр.

– Состояние?

– Стабильно, сэр.

– Хорошо. Не хочу загадывать, но эта модель действительно обещает быть чем-то особенным.

Голос был смутно знаком. «Печаль, Зло, Отчаяние». Три слова бились в голове, как будто значили очень много. Слова тоже были знакомы, но бессмысленны.

– А это что еще такое?

– Таков прототип, сэр!

– Они что там, совсем съехали? Какой умник придумал перчатку костюма без пальца?

– Не могу знать, сэр!

– Все носятся с идеей использования лазерников? Зачем вообще нужен каратель с голым пальцем? А если у начинки не будет кисти?

В голосе чувствовалась странная смесь из злости и недоумения.

– Тем более, второй экземпляр как раз без руки! Что за бред?

– Прототип, сэр!

– Ладно, пусть их. Давайте-ка закончим сначала с этим. Верхний отдел готов?

– Подключен, сэр!

– Вживляйте систему обнаружения.

Долгая пауза. Голос все так же что-то бормочет себе под нос, изредка отдавая короткие приказы.

– Что с мозгом?

– Активность падает, сэр!

– Неужели перестарались? Нет, этого нам потерять нельзя, больно хорош. Вводите четверть дозы С-15.

– Но, сэр!

– Быстро!

Голос растаял, уходя куда-то на задний план. Слова слились в один неразличимый шум и странно замедлились. Неожиданно пришло воспоминание – ухмыляющийся человек в форме, и его нужно, просто жизненно необходимо убить. Неважно чем и как, лишь бы убрать с его лица эту издевающуюся ухмылку.

– Пульс участился, сэр! Частичный перехват управления правой рукой!

– Ничего себе! Он же под наркозом! Вы с дозой не напутали?

– Четверть, сэр!

– Что ж неплохо, очень неплохо! Отключите конечность и продолжайте.

– Есть, сэр.

– Собственно, остались пустяки. Переводите на локальное жизнеобеспечение и производите консервацию. И готовьте второго, попробуем уложиться в один день.

 

Вольский устало помассировал виски, сидя у себя в комнате. Тем не менее, он был весьма доволен. Оба вживления прошли успешно, а первый так и вообще поразил его до глубины души. Ресерч-полковник прикрыл глаза, детально воспроизводя в голове все моменты операции. Это действительно будет нечто. Нечто выдающееся, и созданное лично им.

Рано праздновать. Вольский одернул себя, еще нужен как минимум день на адаптацию, а потом первые испытания. И лучше бы сразу в реальных условиях. Ресерч-полковник не любил маленький и тесный полигон «Атлантиса», полагая, что там зачистка не может быть протестирована достаточно адекватно.

На экране постоянно включенного с убранным звуком терминала Император произносил очередное обращение. Вольского никогда не интересовала политика, и он лишь отметил усталость человека на экране, нервным жестом поправляющего себе волосы. Нет, из такого ничего путного бы не получилось. Ресерч-полковник поймал себя на мысли, что только что оценил главу Империи с точки зрения пригодности для создания карателя и невольно улыбнулся.

Впрочем, его мысли сразу же унеслись на более привычное поле. Надо немедленно составить запрос на проведение полевых испытаний и двигать туда полным курсом. И еще направить гневное письмо научникам в отдел проектирования бронекостюмов. Пусть побегают в страхе да немного посуетятся. Вольский вспомнил странную недоработку с кистью и поморщился – у второго экземпляра отверстие для пальца пришлось герметизировать.

Он кинул еще один взгляд на говорящего Императора и решительно перевел терминал в режим коммуникатора.

 

« Назад :: Вперед »

Архив

Комментарии

Еще нет ни одного комментария. Будь первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены, чтобы оставить комментарий.