IDD: «Главный ресурс Империи» #08

Корпус портативного коммуникатора едва заметно поблескивал в траве. Тадеуш бы нипочем не увидел его, если бы не следовал появившейся у него в последнее время привычке приходить на берег озера в одно и тоже место и часами сидеть, уставившись на поверхность воды. По крайней мере, тот, кто оставил здесь этот коммуникатор, прекрасно знал об этой особенности. Тадеуш воровато оглянулся на маячившего вдали охранника – Безликий все-таки недавно озаботился состоянием Лапека и теперь его везде сопровождал безучастный сторож. На первую робкую попытку заговорить с ним, охранник ответил таким безразличным взглядом, который начисто отшиб желание пробовать сделать это еще раз. Впрочем, Тадеуш подозревал, что наблюдение за ним и так ведется практически постоянно, и усиление его лишь демонстрация тотального контроля над его жизнью.

Сделав вид, что отряхивает штанину, Тадеуш, как ему показалось, незаметно поднял уютно легший ему в ладонь коммуникатор и сунул руку в карман. Это запросто могла быть проверка его послушания, но зачем она могла понадобиться, Лапек не понимал. По крайней мере, пока что он не сделал ничего предосудительного – просто поднял валяющийся коммуникатор. Мало ли кто мог его здесь забыть.

«За что?»

Тадеуш мотнул головой, отгоняя давний кошмар. Сейчас он просто пойдет и отдаст его охраннику. И забудет об этом.

Он неторопливо, с нарочито скучающим видом направился к дому. Проходя мимо охранника, Тадеуш отвернулся, боясь, что лицо выдаст его. Сердце, казалось, стучало прямо в голову.

Охранник молчаливой тенью пристроился за ним.

«Отдай! Отдай! Отдай!» – надрывался здравый смысл в такт ударам сердца, но Тадеуш, сам себе удивляясь, все так же неспешно шел в свою комнату. Вечером, под одеялом, он просто посмотрит, что попало ему в руки и решит, что со всем этим делать.

«За что?»

Куда бы не пытался смотреть Тадеуш, взгляд его невольно возвращался к висящей на стене табличке. День все длился и длился, выматывая вынужденным ожиданием, и, казалось, он вообще никогда не кончится.

Вечером Лапек неохотно поковырялся в ужине, демонстрируя признаки плохого самочувствия и лег спать пораньше, лишь только стало темнеть. Рука его сжимала коммуникатор. Он жег ладонь все те несколько часов, что Тадеуш притворялся спящим, выжидая полуночи.

Наконец, потихоньку забившись с головой под одеяло, он включил мокрый от пота коммуникатор. Тот тихонько пискнул, заставив Тадеуша вздрогнуть от страха.

На экране светились два слова:

«Тадеуш Лапек?»

Он набрал большим пальцем «Да» и, помедлив где-то с минуту, нажал ввод.

Ничего не происходило. Тадеуш вглядывался в экран, боясь моргнуть. Все так же неторопливо мигал курсор после его «Да» и неизвестный собеседник не отвечал. В воображении Лапека возникла картина: Безликий, сидящий с таким же коммуникатором в руке и смотрящий на это «Да». И его голос, тихо отправляющий охранников в комнату Лапека. В комнату, где на стене висит табличка с двумя короткими словами.

Тадеуш сглотнул.

«Здравствуйте, Тадеуш. У нас очень мало времени», – возникло вдруг на экране.

«Кто вы?» – набрал он в ответ.

«Нет времени на объяснения. Но мы можем помочь»

«Помочь?»

«Да. Приказ о вашей ликвидации уже отдан. Вы стали опасным балластом. Вам предстоит еще одна запись, а после этого вы будете уничтожены»

Тадеуш смотрел на слово «уничтожены». Не убиты, а именно уничтожены. Почему-то оно легло здесь очень уместно, быть может, как раз потому, что незнакомец озвучивал мысли, посещающие Лапека в последнее время.

«Тадеуш?»

«Да, я здесь»

«Мы можем вас вытащить»

«Зачем я вам?»

«Умный вопрос. Вы нам не нужны. Нам нужна цифровая печать»

«Печать Империи?»

«А вы имеете доступ к еще какой-то?»

«Цифровая печать без меня бесполезна. Только мой генокод способен активировать ее»

«Это наши проблемы. Мы гарантируем вам остаток жизни на свободе»

«Разве я могу вам доверять?»

«Вы слишком требовательны для покойника. Вы уже мертвы и потерять ничего не способны»

«Моя ликвидация – ваши слова»

«Не пытайтесь казаться глупее, чем на самом деле»

Тадеуш помедлил, перечитывая написанное. Если это была провокация, то она уже явно затянулась.

«Думайте скорее. Неужели вы не хотите хоть раз принять решение самостоятельно, как Тадеуш Лапек, а не фальшивый Бейли?»

Эта фраза почему-то подхлестнула его.

«Но печать находится все время у…» – тут Тадеуш помедлил, не зная как назвать Безликого.

«У вашего хозяина»

Слово «хозяин» резануло глаз.

«Да, у него»

«Через несколько дней будет запись. А до этого вы будете подписывать мирный договор. Мы передадим вам точную копию печати и вы подмените их. Если вам это удастся, то во время записи вы пригладите себе волосы, и после ее выхода в эфир мы будем знать, что все прошло успешно»

«Почему не через коммуникатор?»

«Слишком опасно. Завтра вы оставите его на том месте, где нашли и там же возьмете копию печати»

«И что дальше? Если вы думаете, что я просто так же передам вам настоящую печать, то вы ошибаетесь»

«А дальше опять-таки не ваши проблемы. После записи вы пойдете к себе в комнату и будете вместе с печатью ждать там»

«Ждать чего?»

«Вы задаете слишком много вопросов»

«А вы уверены, что с вами разговариваю я, а не», – Тадеуш споткнулся, но все же дописал – «мой хозяин?»

«Не забывайте, где вы взяли коммуникатор. Наш человек прекрасно осведомлен о ваших контактах в течение дня»

«Кто он?»

«Это не ваше дело. Вы хорошо поняли инструкции?»

«Да, вполне»

«До свидания, Тадеуш. И я надеюсь на ваше благоразумие»

Коммуникатор мигнул и погас, как будто у него разом отключилось питание.

В ту ночь Тадеуш так и не заснул, до самого утра ворочаясь и вспоминая слова незнакомца. А рано утром, совершив свою обычную прогулку к озеру, поменял там мертвый коммуникатор на маленький золотой брелок с символом Империи.

 

Впрочем, все складывалось довольно удачно. Подменить печать вообще оказалось чуть ли не самым простым делом. Безликого даже не было у терминала в тот момент, когда Тадеуш, приложив настоящую печать к считывающему устройству и дождавшись появления двух строчек с перечислением титулов Императора, аккуратно оставил на столике рядом фальшивку. Он был странно спокоен и собран, как будто бы именно этого дня ждал всю свою жизнь.

Охранник сопроводил его в комнату, и через несколько часов состоялась заурядная беседа с Безликим, где он в общих чертах обрисовал то, что нужно донести в очередном послании к Империи и передал текст самого послания.

И опять-таки Тадеуш с какой-то радостью чувствовал, что голос, всегда вгонявший его в ужас, как будто бы потускнел и утратил часть своей силы.

Правда, напоследок Безликий сказал:

– Знаете, Тадеуш, мне почти всегда нравилось работать с вами.

Лица его как всегда не было видно, но Тадеушу почему-то вдруг показалось, что там застыла хищная улыбка. Улыбка довольного зверя, сытого и ленивого.

Слово «почти» и прошедшее время «нравилось» в свете разворачивающихся событий невольно приобретали зловещую окраску.

 

Утро того дня, когда должна была пройти запись, Тадеуш встретил все на той же волне какого-то лихого куража. Он наконец-то делал что-то, что хотелось делать именно ему и от осознания этого факта испытывал нездоровое возбуждение.

С трудом дождавшись завтрака и даже не закончив его, он отправился в комнату с имперским креслом, где уже ждала группа видеозаписи. По пути он не удержался и улыбнулся охраннику, который пропускал его в дверь. Но тут же сердито одернул себя, поймав неожиданно внимательный взгляд с его стороны. Не хватало еще все завалить из-за какой-то мелочи. Нет уж, сегодня он, Тадеуш Лапек, все сделает как надо.

И, войдя, замер. Одна из пары глаз, что привычно встречали его подобострастным взглядом, принадлежала девушке.

Почему-то именно сегодня Безликий счел нужным нарушить установившийся порядок вещей, который не допускал с той памятной записи женского присутствия в съемочной группе. Причем счел нужным не просто нарушить, а тщательно подчеркнуть это, как будто бы до Тадеуша могло не дойти.

Девушка почтительно смотрела на немолодого уже Императора, небрежно откинув длинные светлые волосы.

 

« Назад :: Вперед »

Архив

Комментарии

Еще нет ни одного комментария. Будь первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены, чтобы оставить комментарий.