Andreotti: «Главы»

Автор: Andreotti

Глава 1 »

Император Империи Боргов, Слейвов, союзник Великиго Чибра, Владыка Небес и, собственно, сам Император, а для коллег по факультету просто Импи, ерзал на троне. Заседание придворного совета на сей раз проходило в еще более резком русле чем обычно. Импи невольно вспомнилось насколько проще было жить до Посвящения.


Он был ректором университета, самым молодым ректором в истории. А универ его славился на всю округу тем, что мог выдавить из грантов на 84.3% больше среднего. Правда самих этих грантов у них было очень немного.

Потом он встретил Клариссу. Она была иностранной студенткой, приехавшей из варварской империи боргов по обмену. Но она была непохожа на остальных боргов. Нежность ее фигуры, контрастирующая с обычно квадратными и неповоротливыми, почти «панцирными» туловищами боргов, а также ее слегка раздвоенный на конце язык, давали повод для слухов о том, что в ее жилах течет немного серпентской крови. Каждое движение ее гибкого тела было преисполнено грации, а большие глаза, глубокие как море Энергена, могли менять цвет в соответсвтии с ее настроением.

В этих глазах Импи имел несчастье утонуть. Он влюбился в нее, неуклюжий провинциальный ученый, на которого никогда не обращали внимания его сверсницы. И она, казалось, питала к нему определенную симпатию. Строгие законы университета не разрешали преподавателям ухаживать за студентами. Он сам уволил двоих профессоров именно за это, и теперь мог только молча восхищаться ее красотой, не смея открыться. Ах, если бы их отношения так и остались платоническими, скольких невинных жертв удалось бы избежать…

Но история распорядилась иначе. На церемонии вручения дипломов выпускникам, Импи вдруг осознал с режущей ясностью, что завтра Кларисса улетит на страшного вида «лайнере», который прилетел за боргийскими студентами. И он потеряет ее НАВСЕГДА… Убитый этой мыслью, он поплелся в студенческий бар, с твердым решением напиться в стельку.

Где-то после четвертой бутылки, Импи начал вслух жаловаться на свою профессорскую судьбу. О том, как кодекс чести преподавателя не позволяет ему подойти к ней. И тут какой-то посетитель сказал: «Разве она еще студентка? Ты ж вроде сказал, что сегодня была церемония…».

Как током ударенный, Импи мгновенно протрезвел и выскочил из бара на улицу. Город не спал, студенты праздновали окончание учебы. Эти празднества обычно затягивались на недели. Один из друзей Импи когда-то защитил диссертацию, объяснявшую резкий прирост рождаемости в марте именно этими гуляньями.

Импи понесся по ярко освещенным улицам в сторону студенческих общежитий. Мантия профессора, которую он не успел снять после церемонии развевалась на бегу и путалась под ногами. Взлетел на четвертый этаж, постучался в дверь… На какую-то долю секунды ему захотелось повернуться и убежать. Он не знал что сказать, с чего начать… И вообще, Кларисса навеное празднует окончание учебы вместе с друзьями, ее наверняка нет в комнате.

Дверь открылась, и на пороге появилась Кларисса в мягком белом банном халате. Какое-то время Импи не мог пошевельнуться, пораженный ее красотой. А потом она обвила руками его шею и поцеловала….


Много лет прошло с тех пор. Кларисса оказалась наследницей именитого Боргийского рода. Их брак приобрел политическую окраску. А после свадьбы оказалось, что Борг-гвардия, которая приехала на церемонию, никуда улетать не собирается.

Родственники Клариссы объявили, что Импи теперь является законным претендентом на Боргский трон. На самом деле он был тринадцатым в списке, но новоприобретенные родственнички об этом позаботились.

Понаехали борги разных мастей, произвели опись научных открытий в универе. Пользуясь поддержкой борг-гвардии, запретили все исследования, которые не имели непосредственной военной ценности.

Настоящий характер Клариссы стал медленно прорисовываться. За обольстительной внешностью скрывается острый и жестокий ум. Она заставила мужа принять громкий титул, а на самом деле он был просто пешкой в ее игре, просчитанной на сотни грибоциклов вперед. И больнее всего ему было оттого, что он это понимал, но ничего не мог поделать – он все еще был безума от нее.

Вот и сегодня, на придворном совете обсуждалось, какой ответ дать послу соседнего крестьянского государства, который принес Их Величествам верительные грамоты своего государя, и заверения в дружбе. Совет, в основном состоящий из боргов, склонялся к тому, чтобы ответить соседу в тон его посланию. Борги конечно и не думали жить в мире с соседом – им это просто в голову не приходило – но, учитывая его мощь, считали что пока ссориться с ним не следует.

Кларисса поднялась с трона. Придворные разом смолкли, и склонились в раболепных поклонах. Посол взглянул на нее, и на его открытом честном лице отразилось восхищение. Он улыбнулся.

– Воистину, молва о красоте твоей не описывает и десятой доли того, что я вижу. Ты прекрасна, о королева!

Глаза Клариссы сделались рубиново красными.

– Как ты смеешь, пастух, обращаться ко мне?!, – прошипела она. – Как посмел ты поднять свой мерзкий взор на императрицу, ты, рожденный и выросший в хлеву, вместе со свиньями! Я поступлю с тобой как со свиньей: велю зажарить на вертеле, и отправить твоему ничтожному господину! Стража, взять его!

Борг-гвардейцы неуверенно двинулись к послу. По залу пронесся вздох ужаса, но никто не посмел и пикнуть – в черепах тех, кто ей возражал, она держала драгоценности.

Немногочисленная охрана посла выхватила оружие, но посол жестом остановил их. Сняв с груди орден Верности, посол передал его начальнику своей охраны. «Отдашь моему сыну…» были его последние слова, перед тем как он вышел из тронного зала в сопровождении борг-гвардейцев.

Глава 2 »

Когда Марвину исполнилось двадцать три, он, по настоянию отца, улетел в столицу Koльца, обучаться военному ремеслу. Дионис Мудрый, Правитель Кластера, один из немногих Древних Создателей Сети, еще населяющих галактику, был против, так как считал войну насилием и говорил, что убийство разумных существ нельзя оправдать ничем.

Отец Марвина, Кемаксон был любимцем Правителя и Правитель часто посылал его с поручениями. В частности, Кемаксон всегда возглавлял экспедиции по зачистке новых мультопоселений на территории Кластера (Правитель мультов разумными не считал, и уничтожение их поощрял). В ходе многочисленных операций зачистки, Кемаксон понял, насколько неприспособленными к войне создал Правитель свой народ. Двух шаттлов Кластера иногда нехватало, чтобы подавить сопротивление на новорожденной планете. С каждым таким случаем Кемаксон все более убеждался в необходимости что-то поменять. Каждый раз, когда он заговаривал с Правителем на эту тему, Правитель уклончиво намекал на какого-то подрастающего лорда, который, когда придет время прилетит с севера на грибодаренном слоне.

Больше всего на свете Кемаксон любил свою страну и ее народ. Мысль, что Кластер незащищен от внезапной атаки не давала ему покоя. И поэтому он настоял, чтобы молодые дворяне имели возможность ездить в заграничные военные академии и становиться настоящими боевыми офицерами, костяком армии Кластера.

По личной просьбе Правителя, Марвина взял на обучение сам Даркфайтер, знаменитый Темный Воин, Верховный Кольценосец, другой представитель ушедшей цивилизации Древних. Он научил Марвина управлять кораблями от разведчика до крейсера, тактике и стратегии кампаний, наступательным и оборонительным операциям, атакам и контратакам и еще многому. Кроме того, живя в доме Даркфайтера, Марвин познакомился со многими выдающимися учеными, политиками и полководцами галактики. Иногда Марвину казалось, что Закон Песочницы не распространяется на его учителя. Темный Воин всегда знал обо всех событиях, о которых стоило знать. Его умственный взор проникал сквозь толщу грибометров и он напрямую общался с людми на другом конце галактики.

Однажды Марвин застал Главу Содружества задумчиво расхаживающим по тронному залу. Заметив ученика, Сэнсэй остановился и обратился к Марвину с загадочными словами:

– Мрачные дела затеваются в Центре. Мирные циклы на исходе, и население многих планет исчезнет в пожаре Великой войны. Трудно будет кластерам большим и малым, и еще труднее, так как Дни Халявы подходят к концу и платить придется за каждый скрипт. Ты был хорошим учником, но пришло тебе время стать хорошим офицером. Без боевого опыта твои знания не помогут твоей Родине, а она в тебе нуждается. Мало у нас времени, летят уже Борги вассалить Слейвов и Звездный Мост почти уже завершен. Лети на северо-запад, используя попутные слоны. Разыщи там Полковника Хочуслона. Он возьмет тебя первым помощником на Бисмарк. Ты многому сможешь у него научиться. А теперь прощай. Может встретимся после Релиза, если будет на то воля Грибюзера.

Глава 3 »

 Путешествие Марвина оказалось довольно долгим, но интересным. Прыгая с торговыми кораблями с планеты на планету, он узнавал много нового и с любопытством изучал быт аборигенов на каждой планете, которую ему довелось посетить.

Одной из таких остановок оказалась таможенная планета Наукограда. Транспорт, привезший Марвина вышел из гиперпространства в пяти тысячах километров от причала космической станции и полетел в ее сторону. Стоя рядом с капитаном, Марвин смотрел на станцию в иллюминатор. В жизни не видел он ничего подобного. Все сооружение издалека казалось маленькой звездой, но подлетев поближе Марвин понял, что станция просто соткана из энергии, т.к. она является основой продукции наукоградцев. Чем ближе подлетал транспорт, тем больше деталей станции мог разглядеть Марвин, и тем больше он удивлялся технологии, которая была использована для создания этого сооружения.

Что-то затрещало в наушниках у капитана – диспетчерская станиции давала указания. Капитан пробурчал что-то неразборчивое в ответ, и его руки забегали по клавишам управления. Транспорт притормозил и повис в нескольких километрах от посадочных палуб космической станции. В это время странного вида зонд на огромной скорости пронесся мимо них в сторону станции, и начал заходить на посадку. Вероятно не успев затормозить, зонд врезался в палубу и покатился вдоль посадочной полосы, разбрызгивая искры. От неожиданности Марвин вздрогнул и посмотрел на капитана. Капитан пренебрежительно пожал плечами:

– Скрипт, мать его…

Докатившись до конца посадочной полосы, зонд более или менее выправился, и медленно полетел в сторону заправочных ангаров.

Снова жужжание в наушниках, и транспорт Марвина пошел на посадку. Марвин заметил оргомную надпись вдоль посадочной полосы: «СВОБОДУ НЕО!». Капитан опять пожал плечами:

– Наукоградцы ничего не видят, а кастрюлеголовые читать не умеют.

– Ясно. – сказал Марвин, хотя ни слова не понял. – А долго мы тут проторчим?

– Да! – капитан не скрывал раздражения. – Восемь циклов! Наукоградцы не разрешают разгружать всё сразу, говорят это не оптимально. Надо разгружать по контейнеру за ход, чтобы таможня успела их оприходовать, и наукоградцам не пришлось за это платить. А в этой дыре даже выпивка запрещена!

Спускаясь по трапу, Марвин наблюдал, как десятки гуманоидов с металлическими пластинами, натянутыми на головы как лыжные шапочки, выполняют разную черную работу. Все они были одеты в идентичные спецовки, крепкие сапоги и лицами были очень похожи друг на друга. Они чем-то напомнили Марвину его собственный народ. Однако народ Марвина – веселые, приветливые крестьяне, а у этих существ в глазах отсутсвовал и намек на разум, а лицо не выражало никаких эмоций. Марвин понял, что это рабы местных лордов-научников. От мысли, что его собственное племя может подвергнуться такому, Марвина чуть не вырвало.

На другом конце ангара Марвин заметил крейсер новейшей конструкции, но сильно потрепанный в бою. Кастрюлеголовые копошились на его огромной поверхности как муравьи.

Капитан тем временем завершил обмен ругательствами с компьютером-бюрократом на таможне. Марвин спросил его, как получилось, что этот крейсер, чудо военной техники и один из мощнейших кораблей галактики был доведен до такого плачевного состояния. Капитан, все еще сердитый после разборок с компьютером пробурчал что-то про глючные системы защиты, и что если их заменить на Windows 95, то багов в них станет намного меньше. Марвин опять ни слова из сказанного не понял.

Глава 4 »

Капитан и его попутчик направились в гостиницу для иностранцев – обшарпанное здание рядом с мусоросвалкой на территории космопорта. Хозяйка этого заведения, силикоидка средних лет, показала путешесвенникам их комнаты, и заявила, что ни мыла, ни шампуней ни туаленой бумаги нет, т.к. оприходование соответсвующего контейнера все время откладывается по разным причинам, и единственное место, где можно все это добыть – лавка старого неймодианца на другом конце города.

От нечего делать, Марвин отправился в наукоградский город, искать эту лавку. Город оставлял гнетущее впечатление. Строго перпендикулярные улицы, застроенные одинаковыми серыми кубиками домов без окон. Милионы домов, похожих друг на друга, как две капли воды.

После недолгих поисков, Марвин нашел лавку неймодианца. Старый барышник долго торговался, но в итоге согласился отдать флакончик шампуня и кусочек мыла за 200 кредиток.

По дороге назад Марвин погрузился в свои мысли и пропустил свой поворот. Никаких шансов найти дорогу самостоятельно у него не было, так как улицы ничем одна от другой не отличались. Редкие прохожие-рабы его не замечали и на обращение не реагировали.

– У меня же нет карты! А если бы и была, пользы от нее нет, ведь у улиц нет даже названий!

– Давать названыа нэоптымално – вдруг раздался механический голос у Марвина в голове – йа пэрэдам тэбэ данные прйамо в мозг.

– А ты кто?

– Йа 122323348909902. Ты стойыш рйадом с мойим домом. А слышишь ты менйа при помощи мыслэпроэктора. Йа сам йэго создал, длйа оптималности общенийа с низшими сущэствами

– А почему он так странно произносит слова?

– А… – Марвину на мгновение показалось, что механический голос сконфужен – это навэрно баг в скрыптэ… Сэйчйас…

В голове Марвина на минуту воцарилась тишина.

– Теперь должно быть нормально? – спросил голос.

– Да, так нормально. Так что насчет дороги?

– Ты уже знаешь дорогу. Оптимальная дорога прошита в твоем сонзании. Заходи в дом.

Марвин открыл незапертую дверь в серой стене и зашел в плохо освещенный коридор. Коридор заканчивался другой такой же дверью, и Марвин направился к ней. Дверь открылась в маленькую комнату, в центре которой находился стеклянный цилиндр с мутной полупрозрачной жидкостью. В жидкости плавало нечто, похожее на человеческий мозг, но раз в пять больше. Нервные окончания мозга плавно переходили в электропровода, которые расходились в разные стороны от цилиндра. Большинство проводов уходило в стены, но некоторые заканчивались в разъемах разнообразного оборудования, которое украшало все четыре стены. Вокруг цилиндра порхала стайка каких-то мелких мотыльков. Воздух в комнате был спертым, и Марвину было трудно дышать.

– Кто тебя засадил в эту пробирку? – Спросил Марвин – и за что?

– Мы сами это сделали. Мы всегда были очень разумными существами, но в физическом плане мы сильно отставали. Поэтому, когда пришел День Сурка, мы решили покончить с нашей материальной оболочкой, которая была для нас обузой. Тело требует ухода, пиши, наслаждений. Иметь тело – неоптимально.

– А как же вы размножаетесь?

– Мы размножаемся клонированием, в лабораториях. 99.9% клеток умирают, но 0.1% выживают и становятся взрослыми особями. Прирост небольшой, но мы практически не умираем, так что это неважно. А размножаться биологическими методами – неоптимально.

– А хвастаться все время своей оптимальностью оптимально? – неудержался Марвин.

В голове Марвина какое-то время ничего не было слышно, только какой-то компьютер на стене стал жужжать громче. Потом, видимо решив, что вопрос не стоит того, чтобы на него отвечать, мозг спросил:

– А откуда ты родом?

– Я из далекого-далекого кластера.

– Нет такого кластера, до которого не долетели бы наши крейсера – гордо заявил мозг.

– Там живут счастливые люди, которых их тела совсем не обременяют. – продолжил Марвин.

– Я вижу они и мозгами не обременены – съязвил мозг. – Твое тело требует постоянного ухода. Вот например, что это у тебя торчит из кармана?

– Это э… шампунь. Волосы мыть. – Марвин почему-то покраснел. – тебе он не нужен, у тебя даже черепа нет.

– Интересно. Я забыл, что физическое тело имеет свойство накапливать грязь. А как ты его употребляешь? Хотя погоди, на флакончике должна быть инструкция. Положи флакон в отверстие в правой стене, я ее прочту и смоделирую ситуацию. Так…

Марвин вставил флакон в отверстие. В углу комнаты появилась голограмма человеческой головы.

– Нанести на влажные волосы… – волосы на голове стали влажными – промыть водой… повторить… – висящяя в воздухе голова послушно исполняла каждую команду мозга.

– Нанести на влажные волосы… промыть водой… повторить… Нанести на влажные волосы… промыть водой… повторить… Нанести на влажные волосы… промыть водой… повторить…

Фразы неслись все быстрее и быстрее, и Марвин почуял неладное. Компьютер на стене опять загудел, на этот раз громче. На другой стене загорелись какие-то красные огоньки и стайка мотыльков вылетела из комнаты, как будто их ветром сдуло.

– Нанести на влажные волосы… промыть водой… повторить… – неунимался голос в голове Марвина.

В комнате стало жарко. Марвин начал подумывать о том, чтобы уйти, но не хотел оставлять с трудом добытый шамшунь. Вдруг поток механических слов прекратился. Жидкость в цилиндре из мутно-зеленой стала коричневой. Огоньки на стене погасли, только на одном экране появилась надпись: «Stack Overflow»

Марвин пулей вылетел на улицу и помчался в сторону гостиницы. О шампуне он забыл напрочь.

Так умер достойнейший 122323348909902, пав жертвой бесконечного цикла.

    Август 2007
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
    « Июл   Сен »
     12345
    6789101112
    13141516171819
    20212223242526
    2728293031  

Архив

Комментарии

Еще нет ни одного комментария. Будь первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены, чтобы оставить комментарий.