Альфа: «Лорд без наследства» #28

Автор: Alpha

Остатки взвода с носилками быстро двигались по направлению к ангару. Коммуникатор сержанта тихо звякнул, принимая сообщение. Сержант быстро взглянул на экран. Пришли коды доступа на курьер и маршрут.

— Вперёд, мухи сонные!- злобный шепот в шлемофонах уже не мог заставить пехоту двигаться быстрее. Солдаты с носилками сменяли друг друга и все уже выбились из сил. Периодически выставляемые заслоны с каждым разом уменьшали количество «носильщиков», оставшиеся люди едва стояли на ногах, но цель приближалась.

До ангара оставалось не более километра, когда от первого заслона пришло сообщение об атаке. Сержант хмуро прикинул, что продержатся они не более трёх минут. Два человека против опытного взвода… Умрите достойно…

Ещё через двести метров доложился второй заслон и замолчал, не успев закончить доклад. Преследователи двигались гораздо быстрее, чем ожидал сержант. Пришла его очередь, он заменил на носилках шатающегося рядового.

Третий и последний заслон продержался дольше других. Заслону оставили практически весь боезапас и все бронещиты. Стрельбу было уже хорошо слышно по бесконечным трубам подземных коридоров.

«Только бы успеть. Если я успею, то моя семья не будет нуждаться ни в чём. И мои дети уже не будут мотаться в бронежилетах по всей вселенной и кормить вшей в захолустных гарнизонах.»

Шлюз приближался словно неохотно. Наконец, обессилевшие солдаты бросили носилки рядом с воротами. Сержант, тяжело дыша, достал коммуникатор и ввёл код. Замок щелкнул и ворота поползли вверх. Не дожидаясь, пока они полностью поднимутся, сержант перекатился под них и замер, увидев курьер. Это было совершенство. На какой-то миг сержант забыл обо всём. Но из столбняка его вывела умолкнувшая стрельба. Последний заслон погиб. Солдаты волоком подтащили Нимруда к кабине, пока сержант открывал люк. Следуя инструкциям в коммуникаторе, он завёл прогревочный двигатель и торопливо вводил маршрут следования.

— Встать в заслон!- Не глядя рявкнул он, понимая, что солдаты так же, как и он загипнотизированы красотой корабля. Впрочем, назвать это заслоном было уже нельзя.

— Тащите его в кабину.- Скомандовал сержант, выпрыгивая из люка.

Нимруда судорожно затолкали в люк и пристегнули к креслу. И только в этот момент сержант понял, что у него нет кода для открытия внешних ворот на взлётную полосу. Он услышал чей-то далёкий издевательский смех, но не обратил на него внимание.

 

Меню в камере оказалось небогатым, но вполне приемлемым. Гоген, конечно, недовольно бурчал, но придраться было не к чему. Ожидать, что будут поить коллекционным энергетиком не приходилось. Эразмус по прежнему неподвижно лежал на доске и, казалось, дремал. Подходило время обеда, но будить его Гоген не хотел, догадываясь, что сокамерника сильно потрепали при задержании. Пусть поспит. Пришлось заказать Посвящённому еду, используя скудные знания человеческой кухни. Вряд ли обед получится изысканным, но и на том спасибо.

Камера не отличалась избытком мебели, кроме двух досок, заменяющих кровати, здесь обнаружилась только невысокая перегородка, за которой скрывался сортир. Никаких экранов, кроме маленького дверного не наблюдалось, и было понятно, что с развлечениями здесь не густо. Широкая натура Гогена требовала общения, но Эразмус спал, а с дежурным монахом «за жизнь» не поговоришь.

Небольшой шлюз на двери мелодично звякнул открываясь, и Гоген начал переносить еду к себе на «кровать». Энергетик, как водится, оказался разбавленным, но вполне съедобным. Древний сыто отвалился на доске и начал размышлять над своим, далеко не радужным, будущим.

Очень удивляло то обстоятельство, что его не убили во время безумной атаки на второй взвод, ломающий двери в Центр Управления. Это стоило обороняющимся нескольких жизней, но на поражение они не стреляли. Опять таки, наличие плазменного парализатора не входило в штатное вооружение пехоты на планете человеческой расы. Создавалось впечатление, что ждали именно его, поскольку из энергоидов на планете был только Гоген. То что взвод специально готовили для этой операции было ясно, как белый день. Но цель подобного самоубийственного захвата планеты в центре крупной империи для Гогена не казалась очевидной. Через несколько циклов прилетит пара крейсеров из столицы и боевые роботы с пехотой зачистят город до блеска. Напрашивалась только мысль с планетой подскока для камикадзе с целью уничтожить одного из наместников. Но ведь любому идиоту должно быть известно, что никто в здравом уме не держит дорогущего Наместника в столице. Он должен сидеть в промышленном центре и разруливать ситуацию в своём секторе, сажая по тюрьмам олигархов и в поте лица отдуваться от журналистов на пресс-конференциях.

Концы с концами не сходились. Инквизиторы не выглядели наивными, а наносить первый удар на планету, где однозначно нет Наместника, выглядело по дилетантски. То ли сытный энергетик, то ли безрезультатные размышления, а может всё вместе, в итоге сморили Гогена и он не заметил, как крепко уснул. И снились ему инквизиторы, скачущие с голыми девицами по Млечному пути.

 

Из всего взвода в живых осталось шесть человек. Боезапас практически исчерпан, не более одного магазина на каждого и две последние плазменные гранаты. Висела неприятная тонкая тишина, изредка прерываемая шипением прогревочных двигателей курьера. Из ящиков с запчастями соорудили хлипкую стену, которая вряд ли сможет долго выдерживать импульсы лазера. Но это лучше, чем ничего.

Было до боли обидно умирать, не доведя дело до конца. Сержант угрюмо смотрел на запертые ворота внешнего шлюза. Оставалось последнее средство.

— Всем выйти из ангара!

Рядовые немедленно выполнили приказ. Сержант встал между курьером и воротами, рассчитывая точку для стрельбы.

— После того, как я взорву ворота.- Голос в шлемофонах пехотинцев звучал немного сдавленно.- Необходимо запустить автопилот и вывести курьер из ангара на взлётку. Задача ясна?

— Господин сержант!

— Отставить! Повторяю, задача ясна?

— Так точно.- По иерархии отозвался старший из рядовых.

«Теперь главное не промахнуться.»- сержант медленно поднял гранатомёт. Целью было выбрано одно из трех рёбер жёсткости.- «Возможно у меня получится.»

Взрыв двух гранат скомкал ворота, как фольгу, выбросив наружу вихрь синего пламени. Легкая лазерная защита курьера спасла корабль от разрушения, но оказалась безнадёжно повреждена. Тело сержанта распылило на атомы, а стены ангара покрывали потёки расплавленного металла.

Последний приказ сержанта был выполнен неукоснительно. Только обезумевший новобранец, сбросив шлем, начал вопить, что нужно выбросить инициатора и улететь, что у него больная мама и ещё что-то неразборчивое. Его успокоили ударом приклада.

Курьер проводил последние тесты перед прыжком в гиперпространство, когда по центральному экрану пробежала рябь и координаты точки прибытия изменились. Кто-то менял маршрут. Через несколько секунд Курьер прыгнул.

 

Глухая стрельба за дверями главного входа умолкла, но ломать двери вновь не начинали. Либо там всех перебили, либо мятежникам стало известно, что инициатора здесь уже нет. В любом случае Сарт понимал, что находиться в Центре Управления очень опасно. Бросив последний взгляд на красную точку подлетающего флота, Сарт ушёл в паутину коридоров, ориентируясь по карте коммуникатора.

План действий складывался на лету. Пунктом первым стояла задача найти труп пехотинца, и обязательно из второго взвода. Минут десять он кружил по коридорам, приближаясь к главному входу в Центр Управления. Он слышал, что стрельба шла из пехотных лазеров, и что гранаты не применяли. Значит бронекостюмы и оборудование у трупов должны находиться в относительной целости.

Сарт в нерешительности стоял в одном повороте от цели. Было очень тихо и это немного нервировало. Наконец, он решился и быстро выглянул. На полу лежало несколько тел. К сожалению, большинство из них Сарту не подходило.

Бронежилеты оказались покрыты глубокими разрезами с оплавленными краями. Один из трупов был разрезан практически пополам.

Сарт хмыкнул, легко узнавался «почерк» Гогена. Интересно, где он сам? На вызовы в коммуникаторе древний не отзывался.

Несколько минут у Сарта ушло на то, чтобы по частям собрать себе бронекостюм. Самой большой проблемой оказалось найти работающую аппаратуру связи. Плазменные разряды когтей Гогена вводили в кому любую электронику. Уже надев бронежилет, Сарт пытался реанимировать коммуникатор рядового. Ему кровь из носу требовались координаты взвода. Если мятежников будут эвакуировать, то нужно успеть к ним присоединиться. Прилетающий флот имел слишком большую массу для торгового или патрульного флота Федерации. Значит, летит подкрепление мятежникам. Планету пытались очень грамотно использовать для скрытного подскока, но операция, видимо, сорвалась. Если бы у мятежников получилось захватить инициатора, то они могли спокойно открыть планету для дозаправки и за один цикл зачистить после отлёта. И никто об этом не догадался. Хотя и сейчас ничего не знают, но есть одна тонкость, флот не может прыгнуть с чужой планеты с незаконченной инициацией. Сарта мало волновала судьба этого мира, сейчас он находился в одной лодке с мятежниками и ему очень хотелось смотаться отсюда, пока цунами не пройдётся по улицам родного города. Но так далеко загадывать не имело смысла. Сейчас нужно найти второй взвод и раствориться в нём.

После шаманских танцев с бубном коммуникатор пехотинца подал признаки жизни. Сарт получил маяк от командира ввода и быстрым шагом двинулся в сторону космопорта. Маяк давал координаты десятого шлюза, с которого должен был улететь Нимруд. Максимальное затемнение бронестекла шлема скрывало лицо, но надолго этой маскировки не хватит. Сарт сделал всё, что мог, для незаметного внедрения во взвод. Три минуты ушло на взлом командирского коммуникатора, что дало доступ к личным делам рядовых. Для «воскрешения» был выбран прикомандированный боец, прибывший во взвод буквально перед отлётом. Оставалось надеяться, что покойный при жизни не был слишком общительным человеком. Посмотрев на фото, Сарт решил, что это вряд ли. Узкое лицо аскета со странными пустыми глазами.

«Прости, дорогой, но личико придётся подправить. И будем надеяться, что твоя семья не скоро получит пенсию героя».- пробормотал Сарт, замещая трёхмерное изображение своим.- «По моему, так гораздо лучше… Рядовой Лука умер, да здравствует рядовой Лука!»

 

Эразмуса разбудил громкий смех и витиеватая нецензурная брань. Ошарашенный, он поднял голову и решил, что сон продолжается.

На доске, заменяющей Гогену кровать, сидел древний с тремя монахами охраны и откровенно веселился. Двое монахов отсвечивали бледными голыми телесами, из одежды на них остались только импровизированные набедренные повязки. Третий ещё был одет в сутану, но по его растерянному выражению лица было видно, что скоро он с ней расстанется. Судя по переполненной пепельнице, компания дулась в покер уже давно. Рядом с Гогеном образовалась внушительная гора кредитов, ценных вещей и предметов первой необходимости, включая видавшую виду электрическую зубную щётку.

Эразмус отказывался верить происходящему.

— Две пары.- Визгливо сказал самый одетый из монахов, бросая карты на доску.

Гоген изобразил комический ужас, в свою очередь бросая карты.

— Каре! Милейший, позвольте Вашу верхнюю одежду.

Монахи выглядели подавленными.

— Ну что ж, коллеги. Продолжим?- спросил Гоген.

— Играем в долг!

— Мои упитанные друзья, я бы рад вам помочь, но мама запрещает. Она мне говорила, что жизнь скоротечна, никогда не играй в долг, сынок. Очень нерационально предстать перед Всевышним, когда тебе должны деньги. На что я буду играть с ним свою последнюю партию? Кстати, вы, как лица приближённые к святой троице, не проконсультируете, во что Всевышний предпочитает играть? Покер, преферанс, в дурака… Гм… Нет, пожалуй, в дурака он уже наигрался, создавая наш несовершенный мир.

— Мы хотим отыграться.- Набычился монах.

— Гм… Желание клиента — закон. Что будете ставить?

Монахи переглянулись, похоже Гоген успел выдоить всё.

— Удваиваем время прогулок.

— В открытый космос?- Съязвил Гоген.

— Тогда ставим нормальные кровати.

— Уже лучше. Кровати на кон. И телевизор со спортивными каналами и эротикой.

Монахи выразили своё крайнее возмущение, но равнодушный вид Гогена, разглядывающего выигрыш, разрывал им сердце.

— Идёт, играем три партии на всё!

— Согласен…

…Гоген лежал на мягком матрасе и придирчиво руководил установкой огромного голографического экрана, одновременно наставляя на путь истинный монахов, тяжело дышащих от непривычной физической нагрузки.

— Братья и сёстры!- Речь Гогена текла плавно и величаво, чему не мало способствовали три опорожнённые капсулы от энергетика.- Карточные игры, это путь дьявола! Обратите свои мысли к высокому, например к рулетке. Я знаю пару заведений, где на рулетке такие пикантные картинки… Куда это вы, дети мои? Я ведь только начал учить вас умному, доброму, вечному…

Эразмус, развалившийся в россыпи подушек, как восточный деспот, угадал, что водопад красноречия древнего сейчас обрушится на него.

— Спасибо, я не играю в азартные игры и проповедей наслушался за свою жизнь, более чем достаточно. Давайте лучше посмотрим футбол.

 

« Назад :: Вперед »

Архив

Комментарии

Еще нет ни одного комментария. Будь первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены, чтобы оставить комментарий.