Альфа: «Лорд без наследства» #23

Автор: Alpha

Через час Нимруд сумел освободиться от пылкой гейши и, натянув для приличия рубашку, позвонил Советнику, стараясь, чтобы в камеру коммуникатора не попал «художественный беспорядок» и потягивающаяся в кровати девушка.

Советник ответил сразу же, словно ждал звонка. Увидев лицо Нимруда, Советник спрятал в уголках губ понимающую усмешку.

— Вижу вечер удался. Такого запоминающегося банкета у нас давно не было. Высказывалось даже предложение арендовать у Вас Гогена, чтобы сделать его главным церимонимейстером. Ну а что касается Вас, то попыткам получить Ваши координаты нет числа. Преимущественно от женского пола, конечно.

Ну что же, перейдём к делу? Я жду Вас в своём кабинете. Бот ожидает внизу.

— Выеду, как можно быстрее.

— Не торопитесь.- Улыбнулся Советник, глядя куда-то за спину собеседнику.

Нимруд оглянулся и чертыхнулся про себя. Через плечо ему заглядывала гейша, на которой из одежды были одни бриллианты.

Контрастный душ смыл остатки мути в голове. Девушка мило испросив разрешения «ещё поваляться», лениво смотрела какой-то сериал. Нимруд оделся и спустился в холл.

Кабинет Советника оказался оформлен необычно для неймодианцев. По стенам до потолка плотными рядами стояли архаичные бумажные книги. Их потемневшие корешки притягивали взляды и прикосновения. Сам Советник сидел за дубовым полированым столом и вертел в руках небольшую металлическую карточку.

— Приветствую Вас, Наследник. Присаживайтесь. Вот Ваш ключ доступа к вычислителю планеты. Полагаю, Вы знаете как им пользоваться. Теперь немного о правилах и этике. Вы будете находиться в зоне влияния Федерального Центра. Ваша свобода ничем не ограничена, но имеет смысл использовать базу данных разведанных планет, чтобы не тратить время и деньги на разведку. Соседи не откажут Вам в совете по подходящим для коллонизации объектам.

Советник довольно долго рассказывал о местной специфике и ненавязчиво прояснял непонятные моменты. Через два часа Нимруд вышел с гудящей от избытка информации головой и номером шлюза с транспортом, который должен доставить его на планету, предназначенную для инициации.

Когда Нимруд вернулся в отель, гейша болтала по коммуникатору со знакомой по банкету амазонкой, выведя изображение на большой экран. Не прекращая трещать без умолку, они демонстрировали друг другу наряды и драгоценности. Свидетелями этой беседы был эскорт Нимруда в полном составе, мычанием выражая одобрение очередному наряду. Впрочем, их больше интересовал процесс смены одежды, чем результат.

— Гоген, Спекин! Одевайтесь, спустимся в холл пообедаем и обсудим кое-что.

Нехотя, с видимым сожалением, Гоген натягивал свою обычную форму. Спекин, разомлевший под ласками амазонки, которая забавлялась им, как плюшевой игрушкой, был не в состоянии уйти.

— Спекин! Тебе особое приглашение нужно?

— Ну…- обидчиво сложила губки амазонка, почёсывая Спекина за ухом.- Не забирайте его от меня, он такой забавный.

— Через пять минут жду вас внизу.- бросил Нимруд и вышел из номера.

Приглашённые явились без опозданий. Сделав заказ, Нимруд вкратце изложил им суть дела.

— Да что здесь обсуждать.- Пожал плечами Гоген.- Обычное дело. Будем жить, как в инкубаторе. Даже флот держать нет смысла, болото… одним словом. Будешь строить коллонии, пихать их куда скажут. Трепетно следить за ростом населения, пытаться увеличить рождаемость путём показа эротических фильмов и отключения электричества по ночам. Поздравляю, года на два ты выпал из жизни. Ты представляешь сколько времени пройдёт, прежде, чем твоя раса станет мало мальски конкурентоспособной?

— Гоген прав, господин.- Вежливо вмешался в разговор Спекин.- Но есть ещё один путь.

— Какой?

— Получить добывающую расу в вассалы…

— Ну… Размечался…- захохотал Гоген.- Где ты найдёшь такого идиота?

— Думаю, к моменту, когда Вы, господин, сможете позволить себе второго наместника, я попытаюсь помочь.

— Ну-ка, вот с этого места поподробнее…

 

Первый Посвящённый отпустил бот и шёл пешком по плохо мощёным улицам пригорода. Ему необходимо обдумать весь разговор со Специалистом, не упустить ни одного слова, да что там слова — интонации, жеста — по которым он мог бы ответить на один единственный вопрос: «Настоящая операция или блеф?»

Это было ключом к его собственной игре, безумно рискованной, но имеющей шансы на успех.

План привезённый Специалистом оказался очень неплохим. Главным его достоинством была разумная достаточность. Излишняя сложность всегда вносит дополнительные риски.

«Итак»,- думал Посвящённый,-«Если я посчитаю операцию очередной интригой Магистра и начну действовать сейчас, то я поставлю себя вне Веры. И с этого момента начнётся травля, не имеющая срока давности. Но у меня будет эффект внезапности для первого рывка. Именно от него зависит, насколько долго я проживу. Ибо, если мне будут наступать на пятки, дни мои сочтены.

Если же посчитать, что «Молот Ведьм» штатная операция Инквизиции, то здесь можно сыграть тоньше, но это игра, как танец на лезвии ножа».

Посвящённый шёл медленно. Он почти физически ощущал, как мерно работают микросхемы фискального прибора внедрённого в мышцу левой ноги. Он передаёт всё — давление, пульс, частоту и ритм дыхания, ну и конечно координаты местонахождения. Ему не требуется замены элементов питания, он использует энергию текущей крови и он жив, пока жив его хозяин… Только вот кто в данном случае хозяин?

Посвящённый обнаружил наличие «жучка» случайно. Это было ещё в столице Инквизиции. Он встретил давнего приятеля по семинарии, который как-то пропал из виду сразу после окончания учёбы. Как водится, решили это дело отметить, как в старые добрые времена. Правилами это не разрешалось, но Совет по Нравственности обычно закрывал глаза на мелкие нарушения, чтобы дать выпустить пар.

Уже после третьей бутылки приятеля пробило на откровенность и он решил непременно показать свою последнюю работу в какой-то лаборатории.

Лаборатория оказалась очень интересной. Не менее интересным оказался и путь, которым они в неё попали. Как выразился приятель: «Инквизиторы, что не люди?» Этим путём по ночам водили девиц лёгкого поведения. А вот за это Совет по Нравственности мог отправить и в казематы Собора Святого Петра.

Пьяный приятель, что-то бормоча, манипулировал многочисленными приборами и вдруг замер, глядя на один из экранов.

— Этого не может быть…

— Что не может?- равнодушно поинтересовался Посвященный.

— Полагаю, тебе лучше уйти.- Голос приятеля звучал на удивление трезво.

— Мы столько сюда добирались, чтобы вот так уйти?

— Да, и как можно быстрее.

— Перестань. Я хочу отдохнуть, мы слишком много выпили, чтобы бегать по подземельям. Да и вообще, объясни, что тебя так напугало?

Приятель испытывающе долго смотрел на собеседника, потом махнул рукой и ткнул пальцем в какой-то светящийся шарик на экране.

— Думаешь, я что-то понимаю?- Всё ещё благодушно спросил Посвященный.

— Это жучок. Причём максимальной степени скрытности. Отсюда следует, что ты — либо высокопоставленный чиновник, от безопасности которого зависят государственные интересы, либо преступник, за которым негласно наблюдает Совет Инквизиторов. Если честно, то до чиновника такого ранга ты не дорос — значит работает второй вариант.

— Третьего варианта нет?

— Мне он неизвестен.

 

Сборы оказались утомительным и суетливым занятием. На Нимруда свалился груз забот, о которых он раньше и не догадывался. Началось всё со звонка Наместника, который, брызгал слюной и орал как резанный, что за такое жалование он в таком хлеву не полетит. Под хлевом подразумевался новенький транспорт. По сравнению с тем корытом, на котором прилетел из Песчаного кластера Нимруд, он был вообще верхом совершенства.

Гоген злорадно хмыкал, слушая их разговор и вставлял реплики, типа: «Я бы этих толстозадых королей душил ещё в колыбели».

Когда ситуацию с Наместником удалось урегулировать, свалилась другая напасть. Прибыл только один взвод пехоты. Где пропал второй, никто понятия не имел. Были разосланы гонцы по портовым кабакам, но все вернулись ни с чем. Когда Нимруд в бешенстве носился по пирсу за десять минут до открытия шлюза, строем появился второй взвод, причём совершенно трезвый. Последнее обстоятельство совершенно ошеломило Гогена.

Нимруд потребовал объяснений от командира, на что был получен ответ, что взвод получал отпущение грехов.

«Чёрт с ними»,- Подумал Нимруд.- «Прилетим, разберёмся».

Когда, наконец, все расселились по отсекам, Нимруд устало откинулся в кресле.

— Что, тяжела доля управленца?- язвительно поинтересовался Гоген.

— По банкетам ходить веселее.

— Да уж. Ты уже решил, какую форму правления избрать?

— В смысле?

— Ну, демократия, к примеру, или диктатура. Демократия поначалу не нужна, да и потом, честно говоря, тоже. Лучше тирания. Пыточных камер наставим, будем жить, как восточные деспоты с кучей наложниц.

— И не мечтай… Я не намерен киснуть в этих десяти грибометрах до конца дней своих. Управление будет максимально эффективным, чтобы получить занятие более интересное.

— Ну, ну…- Сарказм Гогена не знал границ.- Поживём — увидим.

Прибытие прошло довольно гладко. Быстро скомкав официальную часть с хлебом солью, Нимруд прямиком отправился в штаб. Все проблемы с расквартированием пехоты, не без злорадства, свалил на Гогена. Наместник попытался опять качать права по поводу Дворца, но увидев выражение лица Наследника, замолчал и поселился там, где сказали.

Капитана отправили посмотреть доставшиеся в наследство зонд и шатл.

Кресло в штабе оказалось удобным. Мерцали огромные голографические экраны. Центральный Компьютер готовился к инициации.

— Вставьте ключ с электронно-цифровой подписью.

Нимруд вставил металлическую карточку.

— Подпись принята… Начальная загрузка завершена.

— Прошу идентификацию по сетчатке глаза.

Сверху бесшумно опустился сканер.

— Идентификация завершена.

— Прошу идентификацию по ДНК.

Нимруд положил ладонь на поверхность стола. Последовал лёгкий укол.

— Идентификация успешно завершена. Планета готова к инициации. Для начала процесса поверните ключ на девяносто градусов… Спасибо… Инициация начата. Прошу надеть шлем инициатора. Оценочное время тридцать шесть часов. Напоминаю, Вы не должны отлучаться, пока процесс инициации не будет завершен. Процесс питания для поддержания Вашей жизнедеятельности будет производиться внутривенно.

Нимруд надел шлем и постарался ни о чём не думать. Примерно полчаса ничего не происходило. Затем где-то глубоко в мозгу начала раскаляться маленькая точка, она медленно росла… Вот её размер достиг мелкой монеты, вот уже мяча для тенниса, вот она заполняет весь череп и… выплёскивается за пределы… Острая боль, ослепительный свет и сознание отключилось.

 

« Назад :: Вперед »

Архив

Комментарии

Еще нет ни одного комментария. Будь первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены, чтобы оставить комментарий.