Альфа: «Лорд без наследства» #20

Автор: Alpha

Преследователь перекочевал в салон экскурсионного бота.

— Ба… знакомые все лица.- удивленно завопил Гоген.- Так это же наш священик, который в космопорту конец света предсказывал. Чего тебе надобно, старче?

Нимруд внимательно пригляделся к преследователю. Действительно, Гоген оказался прав, это был тот самый священник.

— Ну поведай нам, святой отец, чего ты за нами увязался.- продолжил Гоген.- Только не сильно ври о «заблудших овцах» и «Царствие Небесном», мы немного в курсе.

Священник затравленно оглядывался. Все его поведение выдавало мучительное сомнение, он решал для себя что-то важное.

— Нет, не могу…- наконец выдавил он из себя.- Не могу, ибо лишение себя жизни есть страшный грех. Чтобы не говорил отец настоятель, но в Библии написано…

— Слушай, перестать тут строить из себя божьего одуванчика.- Гоген терял терпение.- Мы тут вместо того, чтобы по магазинам прошвырнуться, проповеди слушаем. Колись, кто послал, пароли, явки и тогда мы убьем тебя быстро и ты транзитом попадешь в Рай, без растаможки.

— Гоген,- в разговор вмешался Нимруд.- Нужно уважать чужую религию.

— Да я что, я ничего…

— Убейте меня, только прошу Именем Господа, ничего не спрашивайте!

— Ну вот, пошла мелодрама,- Гоген заметно скучал.- Может сломаем ему бот и поедем по своим делам? Будь это Инквизиция, он бы уже давно раскусил ампулу с ядом. А так, обычный сумасшедший с диагнозом: «Шпиономания».

Шпион вздохнул и достал изо рта прозрачную стеклянную ампулу.

— Я не могу.- Еще раз повторил он.- Убейте меня!

— Ну а вот теперь.- Гоген был ошарашен.- Поговорить все таки прийдется.

— Кто Вы, и что Вам от нас нужно?- Спросил Нимруд.

— Я отец Себастьян. Больше я вам ничего не скажу.

Не смотря на громкое заявление в лучших традиция партизанского движения, шпион начал говорить так быстро и много, что его пришлось останавливать, чтобы уточнить детали.

Из рассказа шпика следовало, что он служит некой организации, которая несет Свет истинной Веры людям. Его завербовали где-то на заштатной планете в десяти грибометров отсюда и предложили послужить вере не только молитвой, но и более реальными действиями. В то время отец Себастьян подрабатывал звонарем в небольшой церквушке и собирался принять постриг. Это была реабилитация, после того, как его вчистую списали с флота, за систематическое пьянство.

Его духовный наставник отговаривал его от этого шага. На его взгляд не было святости и терпимости в суетливых вербовщиках, которые собирали священников, словно солдат. Но одна только мысль, что он снова сможет сесть за штурвал, затмевала разум и отец Себастьян согласился.

С детства он был слабоволен. Чужое влияние всегда брало над ним верх. Слабоволие его граничило с откровенной трусостью. Его бы никогда не послали следить за Нимрудом, но больше послать было просто некого. Ему на скорую руку объяснили как пользоваться оборудованием и, благословя, отправили на задание. Руководители были чем-то очень озабочены последние недели. Он не получал никаких заданий от них уже больше месяца, пока его не отправили в космопорт с изображением Нимруда. Там на него нашла какая-то блажь и он начал проповедовать и, практически провалил задание.

Выслушав скорбную историю, Нимруд понял, что больше этот шпион ничего не знает. Или очень искусно скрывает правду, за полуправдой. Однако, мер воздействия в виде пыточных камер, которые практиковались в Песчаном кластере под рукой не было. Выжать из него что либо, пугая несуществующим оружием — невозможно. Единственное, что оставалось, это поломать ему бот и оставить здесь, чтобы не висел на хвосте.

— Я все рассказал, а теперь убейте меня!

«Опять, двадцать пять, вот неуемный.»- подумал Нимруд.

— Перестань орать благим матом.- сказал он вслух.- Никто тебя убивать не будет, но, когда вернешься к своим хозяевам, скажи, что если это будет продолжаться, следующему шпиону я сверну голову и ничего меня не остановит.

— Я не могу вернуться. Меня убьют.

— Ну ты же этого и хочешь последние десять минут.

— Разница в том, что они убьют меня очень медленно и я тысячу раз пожалею, что не раскусил ампулу.

Ситуация выходила из под контроля. Нимруд не мог понять, чем так заинтересовал Инквизицию, или как там она называлась. Чем дальше, тем он все больше убеждался, что эта организация не миф. Со священником нужно было что-то решать. Убить его нельзя, такой поступок врядли можно совершить безнаказанно в столице, а уходить в подполье не входило в планы Нимруда.

— Сарт, сделай так, чтобы эта посудина,- он кивнул в сторону бота шпиона.- очень долго не могла летать.

— Легко.- ухмыльнулся Сарт.

— Гоген, проводи отца Себастьяна на его судно. Думаю, мы его слегка утомили. Дадим ему время побыть со своими мыслями наедине. И не забудь изъять у него коммуникатор и все остальное оборудование.

— Вы не можете так поступить!- Отец Себастьян был на грани истерики.- Возьмите меня с собой, они ведь убьют меня!

— У каждого свои проблемы.- Философски заметил Гоген, относительно вежливо выпроваживая шпиона.- Попался бы ты на моей планете. Уверяю, пытки твоих патронов показались бы детской шалостью.

Противостоять Гогену шпион не мог, но отчаянно цеплялся за дверной проем.

Лишь после того, как потерявший терпение Гоген пинком вышвырнул его из экскурсионого бота, отец Себастьян понял, что остается один. Он с ужасом думал о возвращении и о проваленном задании. Ампула была все еще с ним, но он знал, что не найдет в себе сил ее раскусить. Если крысу загнать в угол, то ярость и мужество безысходности могут даже патологического труса сделать мужчиной. Истерика шпиона прекратилась. Он сидел в кабине своего бота и смотрел Нимруду в глаза.

— Нет, теперь я не хочу умирать.- говорил отец Себастьян негромко и злобно.- Я буду ползать в ногах у отцов настоятелей, я буду слизывать пыль на их сапогах до тех пор, пока мне не будет даровано право искупить свою вину. И самое главное, я буду молить, чтобы моим искуплением была твоя голова, Нимруд! Когда я ее принесу, я сам сойду в подвал и с радостью отдамся в руки палачей.

— Тогда тебе не стоит слишком усердствовать.- Хмыкнул Гоген.- Дольше проживешь.

— Господин,- Спекин говорил очень серьезно.- Его необходимо уничтожить.

— Отчаливаем.- Нимруд хотел побыстрее закончить эту сцену. В окне он поймал взгляд шпиона. В нем горел огонь ненависти и фанатизма. Если бы Нимруд мог предположить, что будет дальше, он бы ни секунды не задумываясь уничтожил шпиона. Ну а пока их ждал банкет и будущее выглядело совсем неплохо.

— Что же написал отец в рекомендательном письме.- Подумал Нимруд, выбрасывая шпиона из головы.

В гостинницу они добрались без приключений. Нимруд критически осматривал свой эскорт перед отъездом на банкет. Спекин несколько комично выглядел во фраке, но остальные смотрелись отлично. Гогену неожиданно шел смокинг. Мощная, сплетеная из гибких мышц почти трехметровая фигура великолепно подходила к чопорному наряду. Сам Гоген чувствовал себя не в своей тарелке, он мучительно вертел шеей и поминутно поправлял бабочку.

— Ну… С Богом…

Их бот подлетал к парадному шлюзу Дворца, когда солнце уже садилось. В проеме огромной арки люди казались крошечными, длинная широкая лестница розового мрамора уходила в перспективу. Через каждые пять ступеней стояли изящные подставки для факелов. В них плескалось странное зеленоватое пламя.

— Извращенцы,- бормотал идущий сзади Сарт.- Для кого интересно было изобретено электричество.

— Не ворчи, очень красиво…

— Мы так до полуночи пешком будем топать.- Сарту жали новые туфли и он был не в настроении.- Вон какая длинная лестница.

Нимруд сам был в легком замешательстве, если они продолжат в том же темпе, то врядли дойдут и до полуночи. Однако он не думал, что у архитекторов не хватило ума поставить эскалаторы.

Его сомнения разрешились очень быстро. Через несколько ступеней лестница вдруг стала терять форму и сквозь нее просматривались очертания огромного банкетного зала.

— Ничего себе занавес.- Присвистнул Гоген.- Это же нужно вбухать столько денег в голографическую картинку.

 

Первый Посвященный неинициированной планеты нервничал. Он допустил несколько ошибок, которые могли ему дорого стоить. И никого не будет интересовать, что бюджет был смехотворным, что персонал — жалкая кучка бездельников и дилетантов. За результат отвечал он. Он знал, как все произойдет. Под куполом Собора Святого Петра, в столице Инквизиции, есть совсем небольшая глухая, без окон комната. Там простые побеленные стены, на одной из которых висит небольшое деревянное распятие. Посередине грубый деревяный стол и две скамьи по бокам. Здесь собирается Высший Совет Инквизиции.

Он тоже когда-то заседал здесь. Пока одна из его интриг не разбилась о другую более изощренную. Да уж, Магистр мастер проделывать такие вещи и в своем стремлении доводить все дела до конца — ему нет равных. Те, кто наивно думали, что вымолили у его прощение, на самом деле получали только отсрочку приговора. Если ты ошибся единожды, то в лучшем случае тебе дадут уйти в монахи, в один из самых жестоких монастырей, где жизнь немногим лучше каторги на золотых приисках.

Но Магистр не сразу сбрасывал человека на дно, нет, он делал это мелкими шажками. Часто это даже выглядело, как повышение. Типичным примером был его случай. Казалось бы, Первый Посвященный планеты это испытание, дающее право полного голоса в Суде Инквизиторов. Это знак доверия и трамплин для дальнейшей карьеры. Так он в начале и думал… пока не оказался здесь и не обнаружил, что решить поставленные задачи с существующими ресурсами невозможно. Это был удачный ход. Убрать потенциального соперника подальше от столицы, убаюкав бдительность повышением и надеждой. А когда нейтрализовано всё влияние и о сопернике начинают забывать, с садистским удовольствием макать его лицом в грязь, с каждым разом опуская все ниже и ниже, пока человек не превращается в червя, или не делает глупость, после которой его можно спокойно осудить и убить.

Он находился только в начале этого пути. Его полностью изолировали, объясняя это повышенной секретностью. Он общался только со своим куратором через шифрограммы. И с каждым разом в ответах из столицы сквозило всё большее недовольство. Еще бы, всё шло наперекосяк.

Началом его унижения была операция «Молот ведьм». Как он гордился, наивный глупец, что именно ему доверили быть «руками Инквизиции». Меры предосторожности были беспрецедентными… но только со стороны столицы. У него для поддержания того же уровня не было ничего. Древние штатные шифраторы пехотинца… курам на смех. Он был уверен, что список оборудования составлял Магистр и видел даже через десятки грибометров кривую ироническую улыбку на его лице.

Терять больше нечего. Шансы мизерны, но пока Магистр развлекается, есть время на разработку своей комбинации. Превратиться из мышки в кошку, из жертвы в охотника — задача практически невыполнимая, но другого выхода нет.

Из раздумий Первого Посвященного вывело объявление по космопорту: «Рейс 356-1 совешил посадку. Встречающих просим пройти ко второму шлюзу.»

«Вот у нас построили и второй шлюз».- с горечью подумал Посвященный.- «До инициации осталось совсем немного. Вот только дадут ли мне до неё дожить. Какие инструкции получил Специалист от Магистра? Если я доживу до завтрашнего утра, то у меня появится маленький, почти неразличимый, шанс прожить долгую и счастливую жизнь.»

 

« Назад :: Вперед »

Архив

Комментарии

Еще нет ни одного комментария. Будь первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены, чтобы оставить комментарий.