Альфа: «Лорд без наследства» #17

Автор: Alpha

— Ну вот, приехали.- Гоген выглядел растерянным.- Что будем делать, шеф?

— Главное не оказывать сопротивление. Умерьте свою гордыню. Вы на цивилизованной планете. Кулаками будете махать в неинициированных мирах.- Нимруд осмотрел свой эскорт.

Спекин был безмятежно спокоен, Гоген и Сарт немного нервничали, но держались хорошо, а капитан вообще только начинал адекватно воспринимать окружающее.

«Мда… Мой путь начинается в тюрьме. Мачеха будет довольна. Этого она и добивалась.

— Медленно выходим и не делаем резких движений.- Нимруд коротко отдавал приказания.- Первым иду я.

«Луноход» пробирался через пробки, мигалками расчищая дорогу. Он точечными выбросами плазмы из двигателей рыскал по уровням в поисках образовавшегося промежутка между мелкими частниками и пузатыми городскими транспортниками. Город казался невесомым, несмотря на клубки развязок скоростного метро и огромные, с острыми шпилями, небоскребы. Высота зданий казалась умопомрачительной, земля в столице стоила фантастически дорого и строители забирались все выше и выше. Город вырывался из облаков, как остров. Где-то далеко внизу, в разрывах отливающей красным пелены, виднелись шахты и генераторы, дающие свет, тепло и жизнь.

Внутри «лунохода» было чисто и даже уютно. Удобные кресла, оборудованные правда устройствами не позволяюшими покинуть его самостоятельно. Огромные иллюминаторы, фактически, прозрачные стены, давали хороший обзор.

— Это арестантский бобик или экскурсионный автобус?- съязвил Гоген, когда его усадили в кресло и пристегнули.- Эй, Сарт, у тебя коммуникатора в виде зубной пломбы не завалялось. Мне бы сообщить кое-кому…

— С кем тебе говорить? С кредиторами? Они тебя и в тюрьме найдут, не торопись.- Сарт с любопытством разглядывал разнообразные технические мелочи, которыми был напичкан салон.- Интересно, как эта хрень работает…

— Не трогать!- Заорал Нимруд, но опоздал.

Взвыла сирена и флегматичый голос бортового компьютера сообщил, что задержанный запросил помощь третьего уровня — угроза жизни и бунт в отсеке задержания. Варианты действий на выбор экипажа: катапультирование, усыпляющий газ. Напоминаем, что электрический разряд для органических рас в целях усмирения запрещен законом о правах человека.

В последней фразе, как показалось Нимруду, сквозило сожаление. Перед тем, как уснуть промелкнула мысль: «Кого катапультировать? Нас или экипаж?».

 

Сознание медленно возвращалось. Вначале Нимруд разглядывал сферический потолок, покрытый едва различимым орнаментом. Затем попытался поднять голову, но тут же опустил ее со стоном. Словно кто-то наполнил череп камнями и теперь встряхнул, как ребенок погремушку. Несколько минут ушло на то, чтобы камни улеглись. Начала появляться чуствительность в кончиках пальцев. Легкое покалывание медленно распространялось по всему телу, и вскоре Нимруд почуствовал, что сможет встать. Дразнить «ребенка» с погремушкой не хотелось, поэтому он решил еще полежать, пока окончательно не растает мутная вата в голове. Торопиться было некуда. За сопротивление представителям власти на любой планете закрывают на пару лет. Считать, что Торговая Федерация является исключением, было по меньшей мере наивно.

Наконец Нимруд решил, что созрел к активным действиям. Будь, что будет, и он резко сел в постели. Ничего не произошло. Камни в голове не сдвинулись с места и слабость, вызванная наркозом, ушла.

Помещение, которое он увидел, ничем не напоминало тюрьму. Комната оказалась элиптической формы. От пола до сферического потолка шло сплошное кольцо окна, за которым плескалась синева неба в бледно розовых перистых облаках. Мир словно перевернулся с ног на голову — облака плыли далеко под ногами.

На столике возле кровати лежали странноватые, но аппетитного вида, фрукты и небольшой графин со стаканами. Нимруд понюхал жидкость, запах напоминал апельсин с чем-то еще, неуловимо знакомым.

Рядом с графином лежал белый конверт большого формата. На нем было написано только два слова: «Лорду Нимруду».

— «Лорду».- усмехнулся Нимруд.- Вежливые люди… Тоже мне — «лорд»-уголовник, в компании с тремя разгильдяями и обезьяной шпионом. Интересно, если там уже приговор, то их суды работают просто молниеносно. Хотелось бы знать, есть ли у них вообще суд.

Нимруд порылся в памяти, пытаясь вспомнить всё, что он читал о Торговой Федерации. О системе судопроизводства в памяти ничего не нашлось. Вскрывать конвет не было желания. Нимруду хотелось верить, что все произошедшее утром — кошмарный сон и, что он, как полагается приехал во дворец, вручил письмо отца и вверительные грамоты… Черт возьми, где же они? Вещей в комнате не оказалось, включая одежду, дорожную сумку и единый галактический паспорт.

— Логично,- съязвил Нимруд.- Зачем заключенному документы… А вот с одеждой, это круто. Наверное изъяли, как вещественное доказательство. Ладно, хватит тянуть, посмотрим сколько мне припаяли.

Нимруд вскрыл конверт. Внутри оказался лист мягкого переливающегося металла. Надпись гласила: «Имеем честь пригласить Вас на банкет. Нут Ганрей.»

— Ничего не понимаю.- пробормотал Нимруд и налил себе стакан сока.

Один из секторов огромного окна, на секунду стал молочно-белым, и выдал изображение комнаты, которая отличалась от «камеры» Нимруда только размерами. Из отличий также наблюдался весь эскорт Нимруда в полном составе. Сцена выглядела живописно. Капитан лежал на кровати, проклиная силикоидский солдатский самогон. Нелестных выражений также удостоился усыпляющий газ патрульных, от которого «завтрашнее похмелье уже сегодня». Спекин, с видимым удовольствием, подкреплялся фруктами и с иронией наблюдал за манипуляциями Сарта и Гогена. Впрочем работал Сарт, а Гоген, как обычно давал умные, но совершено бесполезные, советы. Впрочем, толк от Гогена все-таки был. Он служил стремянкой для Сарта, который ковырялся где-то на стыке окна и потолка. Сарт злобно плевался и шипел, ковыряясь в какой-то электронной схеме.

— Ооо… Шеф!- Гоген так был рад увидеть Нимруда, что рванул к экрану, видимо намереваясь обнять друга немедленно.

При этом, не ожидавший от «стремянки» такой прыти, Сарт свалился почти с трехметровой высоты, выдирая с мясом всю электронику, с которой в данный момент работал. Через пару секунд экран погас, но за это время можно было услышать очень много об анатомии рептилий, преимущественно в области первичных половых признаков.

— Началось…- Нимруд пришел в ярость. Неуемный характер его друзей мог довести до белого каления кого угодно. Он подошел, к снова ставшем прозрачным окну, и в сердцах пнул его ногой.

Окно от удара помутнело и Нимруд от неожиданности отпрянул. На экране снова появился, грязно ругающийся, Сарт верхом на Гогене. Гоген стоял смирно, почесывая затылок.

— Вы когда прекратите свою самодеятельность?- заорал Нимруд в экран.

— Дык, мы соскучились шеф.- Оправдывался Гоген.-Ну здесь и тюрмы… Чума… Я бы здесь всю жизнь провел…

— Проведешь, если дурью маяться не перестанешь. Какого черта вы полезли электронику ковырять?

— Да мы просто с Сартом поспорили, что он не взломает их систему… Блин… Пропали мои двадцать кредитов. Кто же знал, что у них в тюрмах такая система безопасности.

— В тюрьмах у них наверняка все в порядке… Поскольку это не тюрьма.

— Не тюрьма?- Похоже Гоген был разочарован.

— В тюрьму обычно не присылают приглашения на банкет.

— Бывает по разному, господин.- Спекин мягко вмешался в разговор.- Могут пригласить, чтобы отравить, например.

— Типун тебе на язык.- Гоген даже подавился от возущения.- Макиавели начитался? Чего нас травить? У нас и так статья лет на пять на лбу написана.

— Тебе быть отравленным не грозит, Гоген.- Усмехнулся Нимруд.- Поскольку пригласили только меня.

— Жаль.- На лице Гогена отразилась печаль. Чего-чего, а поесть он любил даже больше, чем женщин.

— Полагаю, эта проблема разрешима.- Голос раздался откуда-то сзади.

Нимруд сгрупировался и мгновенно с разворотом переместился влево на два метра. Боевые искусства были вторыми по приоритету в обучении знати в Песчаном кластере после искусства интриг. Нимруд провел немало часов в спортивном зале и числился неплохим учеником.

— Прошу прощения за вторжение.- голос принадлежал пожилому неймодианцу. Он уже вышел из прозрачного лифта, который выехал из пола в центре комнаты.- Я не хотел Вас испугать.

Добро пожаловать в столицу. Надеюсь, некоторые… гм… обстоятельства Вашего прибытия не омрачили впечатления о нашей планете?

Нимруд не верил своим ушам. Фортуна опять поворачивалась к нему лицом. Но когда они увидят во что Сартр превратил их электронику…

— Ооо… Я вижу вы успели разобраться, как работает наша бытовая техника.- Продолжил неймодианец, невозмутимо глядя на замершего Сарта с раскуроченной платой в руке.- Похоже инструкция вам не понадобится и в дальнейшем. Еще раз приношу свои извинения. Я не представился. Меня можно именовать по занимаемой должности — Советник.

— Наследный принц Песчаного кластера, хранитель Источника и Великой пустыни, приветствует Вас.- По протоколу требовалось произносить эту фразу с невероятным пафосом, что всегда получалось у Нимруда отвратительно.

— Советник Федерального Центра Торговой Федерации, добро пожаловать на нашу землю.- также по протоколу приветствовал неймодианец.

 

« Назад :: Вперед »

Архив

Комментарии

Еще нет ни одного комментария. Будь первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены, чтобы оставить комментарий.