Mak: «Байка о дураках»

Автор: Mak

Дураков на Руси много. Известно, что на Руси две беды: дураки и дороги. Есть ещё, правда, дураки на дорогах. И другие дураки, которые проверяют дураков на дорогах, причём, на тех же самых дорогах, так что, в принципе, категорий бед на самом деле не четыре, как может показаться, а три. Но разговор у нас пойдёт не о бедах, а о дураках. Причём не о простых, а об армейских. Их там много. Как-то так повелось, что они, почему-то концентрируются в штабах. Один умный человек однажды заметил, что войны выигрываются на передовой, а проигрываются в штабах. А другой – что войну выигрывает не та сторона, где больше умных, а та, где меньше дураков. Впрочем, это мог быть один и тот же человек. Не знаю. Я не настолько умён, чтобы помнить абсолютно всё.

Но, речь у нас пойдёт не о штабных дураках, а об армейских, т.е. о тех, кто просиживает штаны в подразделениях. А так же о тех, кто по тем или иным причинам к этим дуракам в гости наведывается. Или не к дуракам. В общем-то, это не суть важно. Важно, что они, наведавшись в гости, ведут себя по-дурацки.

Для начала расскажу такую историю. Дураков там хватает.

Свидетелем этих событий, я, к сожалению (или к счастью – тут как посмотреть) не был, поскольку за пару месяцев до этого перевёлся в другую часть. Но все мои бывшие сослуживцы жили неподалёку и историю эту рассказали мне очень подробно. Даже в лицах. А как же? После третьего стакана (особенно летом, особенно байконурским) оченно тянет рассказать другу всё именно в лицах. Как при этом народ относится к военным и прочим тайнам, я уже упоминал.

 

Итак!

Время действия – лето 1990 года. Место действия – пусковая площадка ракеты «Зенит».

Ракета – на стартовом столе. Пуск – четвёртый в серии. Первые три прошли удачно. Ну а раз так, значит и с четвёртым всё должно быть в порядке, верно? И поэтому в войсковой части, где я, кстати, и служил (а она находится от пуска километрах в трёх), совершенно необязательно загонять народ в убежище, как это делали в прошлые три раза. Зачем загоняли? Ну, тут есть ряд нюансов. Дело в том, что ракета при запуске проходит по интересной траектории – практически над этой самой частью. Секунде так на тридцатой – сороковой, не помню. Так что, если секунде на двадцатой – двадцать пятой с ракетой чего-то пойдёт не так – тады ой… Возможны варианты. Самые разнообразные. Вплоть, как говорится, до прямого попадания. Правда в этом, крайнем случае, убежище, конечно, вряд ли поможет. Просто будет как в анекдоте: «Зачем в нашей в/ч убежище? Там же ни хрена не работает?» – «Ну, ты дебил! Да чтоб, в случае чего, трупы по всему военному городку не собирать!» Да. Такой вот чёрный армейский юмор. Сурово, но должен признать, справедливо. Но ведь, в прошлые три раза всё было в порядке? Зачем же сейчас народ будоражить? Вы что, не верите в надежность нашей советской техники? (Прошу не забывать, дело происходит в 90 – м году и на дворе – Советский Союз. А мы, стало быть – в нём. По самые уши. Со всеми вытекающими.)

Ну, так вот. После пуска произошёл ряд неприятностей. Началось с того, что на ракете почти сразу начали отключаться двигатели. Не самопроизвольно, конечно, а подчиняясь командам её КИА (Командно-Измерительная Аппаратура). Зачем? Не знаю. Никогда не интересовался, ни тогда, ни сейчас. Хотя вроде и говорили. Но я не прислушивался. Меньше знаешь – лучше спишь.

Вот, стало быть, поотключались они уси… Далее, соответственно, секунде на восьмой (хорошо, что не чуть позже!) ракета прекратила поступательное движение вверх и, соответственно, начала поступательное движение вниз (Ничего, что я как физик заговорил? Никогда не любил физику.).

Как-то так получилось, что вниз она летела быстрее, чем вверх. И, секунде на десятой – одинадцадтой вернулась на родимый, только что покинутый стартовый стол. Не вынесла разлуки, наверное. Бывает. Любить способны не только люди.

Встреча получилась очень горячей. И очень пылкой. Полыхнуло, к счастью, под столом. Ракета, как-то так получилось, упала со стола в газоотвод и рванула уже там. Хорошо, что не на столе. Скажете, а какая, собственно, разница? А я вам отвечу: «Если одна даёт, а другая дразнится, разница есть?» – «Конечно, есть!» – ответите вы и будете стократно правы. Так вот, здесь разница была того же порядка. При взрыве на столе, ударная волна распространялась бы во все стороны, а при взрыве под столом она пошла, в основном вертикально вверх и, соответственно, вбок, по направлению газоотвода.

Так вот, сила взрыва была такова, что стартовый стол (прикиньте, кстати, палец к носу, сколько тысяч тонн он весит) подпрыгнул. От неожиданности, надо полагать. Не каждый день ракеты под ним взрываются. И это притом, что он не просто закопан в землю, а ещё и забетонирован там насмерть. На этот самый случай, кстати говоря. Если хорошо рванёт. Ну, и когда этот самый стол вспомнил, что прыгать ему вроде как по штату не положено, и попытался вернуться назад, выяснилось, что он оказался в положении, где-то на полметра превышающее расчётное.

Более того. Пусковая была спроектирована таким образом, что газоотвод оказался ориентирован точно на другую площадку. Не совсем соседнюю, правда. До неё было километров двадцать пять. Вот, кстати, первый дурак. Проектировщик. Не знаю, правда, который из них, тот, который пуск проектировал, или тот, который не совсем соседнюю площадку. Весьма вероятно, что оба.

Нет, ну это же как надо быть уверенным в нашей, абсолютно надёжной, никогда не подводящей и не взрывающейся советской технике, чтобы такую хе… прошу прощения, глупость, учудить! Маршала Неделина хотя бы вспомнил. Тот ещё дурак был. (Нет, я, конечно, понимаю, о мёртвых или хорошо, или ничего, но другого определения неделинской глупости у меня нет. И сам накрылся, и людей за собой потащил).

Но про Неделина в другой раз. Сейчас – о взаимной ориентации площадок. В результате которой ударная волна направленного взрыва обрушилась на ничего не подозревающих людей.

К счастью, эта площадка была заброшена, т.к. находившаяся на ней часть (автополк, кажется) была к тому времени уже расформирована. К несчастью, хитрожопое местное население не придумало ничего лучше, как устроить там нелегальное пастбище. И когда их накрыло ударной волной… Расстояние, конечно, смягчило удар. Среди людей жертв, кажется, не было. А вот среди баранов, насколько мне известно, половина сдохла в течение недели. Потому как человек может вынести многое, а животное таки не всё.

Вот тоже, дураки, по-моему. Мало того, что без спроса обосновались на полигоне, где как следует из названия, всякое может случиться, так ещё и когда это таки случилось, не долго думая, побежали жаловаться. Тяжба, как ни странно, длилась довольно долго, а вот закончилась, как и следовало ожидать, ничем.

Два других дурака, стройбатовцы, наблюдали неудачный запуск неподалёку от моей бывшей части, в которой, кстати, хоть она и была километрах в трёх, не осталось мало того, что не одного стекла, так ещё и незакреплённых предметов. Вёдра с пожарных щитов собирали по всей площадке.

Почему стройбатовцы дураки? А они спокойно наблюдали взрыв и пожар, и даже не додумались лечь, или, хотя бы спрыгнуть с крыши, на которую они забрались, чтобы лучше видно было. Так что, на их счастье (известно, что дуракам везёт) когда долетевшая до них ударная волна просто смахнула их с крыши, они врезались в растущее позади здания дерево и дальше уже спускались в режиме Винни-Пуха, стукаясь головой о каждую ветку. Ну, может, не о каждую и не головой, но побились здорово. Хорошо ещё, что здание было одноэтажным.

Еще два солдата-дембеля, вместо того, чтобы находиться на боевых постах, наблюдали запуск с соседней пусковой площадки. Тут надо пояснить, что пусковых площадок было две. Они находились рядом и были «запараллелены». То, что каждой пусковой управляют с собственного командного пункта, ясно, думаю и ежу. А эти КП были устроены так, что с каждого можно управлять каждым пуском. Да и обоими сразу, в принципе. Для этого, думаю, и строилось так. Так вот, незадолго до пуска, на штатном КП чего-то не заладилось, и командир решил перевести управление на параллельный. А с неисправного всех людей убрал. Чем их, собственно говоря, и спас. Не было бы счастья, да несчастье помогло.

Так вот, озадаченные дембеля, увидев, какое счастье им практически на головы валится, в спешке попрыгали в люк, из которого вылезли и еле успели захлопнуть его за собой. При этом так торопились, что один из них повредил себе этим люком руку. Наверно, когда захлопывал. Всё бы ничего, но когда вечером фамилию этого несчастного назвали в передаче «Голоса Америки» (прогремел, так сказать, на весь Союз), ему (да и товарищу его тоже!) явно было не до смеха. Насколько мне известно, особый отдел этих двоих мурыжил почти сутки, выпытывая обстоятельства утечки информации. Кто тут дурак, догадайтесь сами.

В дураках осталась и вся означенная часть, обслуживающая пуск. Сразу после аварии потушив пожар, народ попытался было прибрать к рукам то, что не успело сгореть. Не тут-то было! Под предлогом расследования командир части на две недели закрыл доступ в аварийные помещения, а когда доступ открылся, выяснилось, что тянуть оттуда уже и нечего, всё мало-мальски приличное уже утянуто. Как нетрудно догадаться, хитрожопым командиром, который тут же списал всё на взрыв и пожар.

Напоследок (а то уже задолбался стучать по клаве двумя пальцами!) расскажу ещё про одного дурака. Гражданского.

Как вы все понимаете, часть сама ракеты не делает, даже не собирает. Этим занимаются так называемые гражданские специалисты. Эти специалисты по разным причинам всегда считали себя солью земли. И, разумеется, вне всякого сомнения, они были неизмеримо выше тех убогих, которым выпало несказанное счастье запускать в космос их изделия. Некоторые из них действительно были классными мастерами. Но, что интересно, эти классные мастера, никогда не кичились и не пыжились. А вот остальные… Ну, собственно говоря, давно известно, что чем мельче шавка, тем громче и противнее она тявкает. Если еще учесть, что носитель «Зенит» производился в ридной Хохляндии, то степень гонора шавок приехавших в Чуркестан учить москалей уму-разуму будет понятна. Один такой постоянно доставал моего товарища, служившего в той самой части. Не помню уже, в чём именно, он был специалист, но по рассказу Виктора (так моего товарища звали) он часто и со вкусом прохаживался по поводу того, что как всё-таки много людей не доверяет их технике и увешивается противогазами. Если кто по какой-либо причине не понимает, в чём дело, поясню, что постоянное ношение боевым расчётом готового к применению изолирующего противогаза (а некоторыми и ОЗК), является необходимым фактором обеспечения безопасности. Иногда один вдох имеет значение. К сожалению, тупым самовлюблённым индюкам бесполезно объяснять, что у солдатиков есть папа и мама, которые их очень ждут домой. Думаю, излишне будет говорить, что противогаза специалист не носил из принципа.

И падение ракеты застало его на боевом посту Виктора. Он сидел напротив его за рабочим столом. Не стоит, думаю объяснять, как встретили они взрыв. У них было несколько секунд, чтобы вцепиться, кто во что смог в ожидании неизбежного удара, после того, как по громкой связи прошло сообщение об отказе двигателей. Освещение накрылось сразу. Аварийное освещение, правда, включилось, но работало через пень-колоду. И тут, слышит Виктор странные звуки: «шшоорх… шшоорх… шшоорх…» Из-под стола вроде бы доносятся. Чёрт знает, что может прийти человеку в голову в такой ситуации. Виктор мне так и сказал: «Чёрт знает, что пришло в голову». В том, что, собственно говоря, ему туда тогда пришло, он так и не признался. Сказал только, что, похолодев, скосил глаза под стол… и там,… в неверном полумраке аварийного освещения… увидел,… как вышепоименованный гражданский специалист осторожно придвигает к себе ногой его изолирующий противогаз!

АГА!!!

Тут Виктором несчастному было рассказано, что он, Виктор, думает о недостойных всеобщего уважения людях, имеющих проблемы с задним проходом, которые не носят на позицию противогазы, и каким образом он не хотел бы вступить с ним в извращённую половую связь. Очень, очень подробно рассказано. Причём, как вы наверно догадались, рассказ был отнюдь не на русском языке и даже не на украинском, а на том, который, по слухам, достался нам от монголо-татар.

Обиделся этот дурак или нет, неизвестно. Хорошо, что ему ещё хватило ума не жаловаться, потому что о неправоте в таких ситуациях объясняют обычно долго и вдумчиво. В основном, правда, не языком, а ногами. Но Виктор был человек вежливый и сдержанный. Поэтому ограничился устным внушением. Правда, совесть у дурака оказалась таки в наличии (что дуракам, в общем-то, собственно говоря, не свойственно) и Виктор с ним больше не сталкивался.

Ну вот, всё пока! Потом ещё напишу. Если хотите, конечно.

 

 

Mak 1 августа 2005г.

Архив

Комментарии

Еще нет ни одного комментария. Будь первым!

Оставить комментарий

Вы должны быть залогинены, чтобы оставить комментарий.